evgen_gavroche: (я)
Я вот писал о налоге на тунеядство, Министр труда сегодня подтвердил мысли о том, что главная причина налога — вывод населения из теневой экономики. Официально неработающее население уже со следующего года будет лишено медицинского страхования и будет обложено налогом в размере 20 тысяч рублей в год.

Смысл этого понятен. Огромнейшее количество людей в стране работает неофициально, получает зарплату на карты, ведёт дела через договоры и расписки. Государству это не нравится, государство хочет контролировать и отслеживать все эти процессы. То есть подтверждается старая истина: Государство — главный бандит, который догоняет людей там, куда они отступают за спокойной комфортной жизнью. При этом очевидно, что государство существует для граждан (а не наоборот, как нашим чиновникам хотелось бы). То есть если граждане сознательно уходят от государственного контроля — они делают это потому, что им так удобно жить, а госконтроль элементарно вредит и мешает (а вовсе не потому, что граждане поголовно мошенники и жулики).

Вывод прост и понятен. Это не граждане должны убегать в невидимое для государства поле, а государство должно меняться и подстраиваться под граждан, для их комфорта. Нам, впрочем, с нашим главным бандитом, до этого ещё далеко.

Фактически, что происходит сейчас? Наш любимый главный бандит сначала создает условия в которых нахождение в теневой сфере — единственный способ выжить и прокормить семью, а потом создает специальный налог, который будут со всех этих несчастных людей собирать. Профит!

Если мы говорим о идеальной концепции свободного мира, то «налог на тунеядство» — бред от начала до конца. Каждый человек сам создатель и творец своей жизни. Только человек имеет право решать работать ему или лежать на диване, развиваться или деградировать, молиться и поститься или веселиться и употреблять вещества, быть гражданином мира или служить тому, что он считает Родиной. Каждый имеет право быть любым, каким сам захочет. Это основа основ существования свободного человечества. Попытка заставить людей делать что-то против их воли (да еще и с целью получения прибыли) в очередной раз доказывает банальную истину: Государство в его современной форме и есть главный бандит, ставящий своей целью не развитие граждан, а их порабощение.
Данила Столь
evgen_gavroche: (я)

... — Весь мир полностью улегся под Америку, а мы нет. И не ляжем!

Игорь Юрьевич ощутил вдруг, что устал. Достал платок, вытер лоб, выпил воды.

Вот уже два часа он надрывался, извергая мутные потоки правды и политинформации, но сермяжные обыватели шли мимо. Никто не останавливался, чтобы послушать, и лишь самодовольные японские туристы улыбались и фотографировали взмокшего военного эксперта. Денег тоже никто не подавал, одна только сердобольная старушка кинула в шапку мелочи.

— Да, несколько лет будем жить, затянув пояса, — Игорь Юрьевич говорил уже медленно и без первоначального энтузиазма, — но сохраним Россию. Вспомним знаменитые четырнадцать слов нашего Президента: "Прежде всего мы должны защитить само существование нашего народа и будущее для русских детей"...

Люди шли, ковырялись в гаджетах, зевали, бросали скучающий взгляд на известного журналиста, и не было им дела до козней Обамы, пятой колонны и экономической турбулентности, которую, словно бесстрашный и безумный кукурузник, преодолевает их Родина.

— Обама — пидор! — обращаясь к прохожим, взвизгнул вдруг, придя в ярость, Игорь Юрьевич. — Имеет вас в анусы, а вы и рады, бляди! Посасываете!

Кто-то отшатнулся, кто-то хихикнул, кто-то мрачно наградил Игоря Юрьевича эпитетом "набуханный". А дежурившие неподалеку полицейские уже звонили куда следует, чтобы понять, прекращать перфоманс сейчас или чуть погодя...
Александр Блог
evgen_gavroche: (я)
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев сделал очередное громкое заявление в рамках форума «Держимся вместе!».

Отвечая пожилой учительнице, посетовавшей на невозможность заниматься бизнесом, так как у нее нет ни предпринимательской жилки, ни начального капитала, политик спросил, есть ли у нее руки.

— Есть, — ответила удивленный педагог.

— Руки есть — воруйте! — порекомендовал премьер, рассказав, как воровал в бытность свою преподавателем.

— Тащил всё, что плохо лежит: еду, одежду, всё подряд.

В конце концов, подытожил Медведев, энергичный учитель всегда найдет возможность что-нибудь "свистнуть" и таким образом обеспечить себе прибавку к зарплате.

— Я давно понял, — заметил премьер, — что раз Б-га нет, то всё позволено.

— Кроме экстремизма, конечно, — добавил он, рассмеявшись собственной шутке вместе с присутствующими…

(Из запрещенного репортажа для www.rbc.ru)

Александр Блог
evgen_gavroche: (я)
Всегда правители Северо-востока - Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, Александр Невский, Иван Калита, Симеон Гордый, Василий Темный - хотели подмять Новгород, который, как пишет Л. Гумилев, «устойчиво сохранял свои западнические симпатии». Особо примечателен в этом ряду достаточно успешный антиновгородский поход Василия Темного (1456 г.), продиктованный прежде всего стремлением Москвы ликвидировать Новгород как альтернативный центр собирания русских земель. Уничтожить же Новгородскую цивилизацию, эту жемчужину Северной Европы, украшение Ганзейского союза, довелось его сыну, трусоватому, по-азиатски жестокому и хитрому Ивану Васильевичу III.

Итак, в 1471 году Иван III совершил свой первый поход против независимого государства и предал Новгородскую землю геноциду, приказав «убивать без разбора старых и малых» (Костомаров). Как отмечает Н. Карамзин, «Москвитяне изъявляли остервенение неописанное...». По подлой традиции под одними хоругвями с москвичами шла татарская конница, уже видевшая в Иване нового хана (кстати, на время похода великий князь поручил Москву своим сыновьям Ивану и Андрею, а также татарскому царевичу Муртазе, бывшему у него на службе; позднее, в 1518 году, сын Ивана, Василий, при приближении к Москве войск крымского хана, уехал из столицы, оставив ее на своего зятя, татарского царевича Петра). Разбив новгородский отряд у Коростыня, москвичи резали пленным новгородцам носы и губы и, изувеченных, отпускали в Новгород - для устрашения (татарская школа!). Решающая битва состоялась 14 июля 1471 года на реке Шелони. Московские летописцы утверждают, что рати Новгорода сразу же в беспорядке побежали; новгородский же летописец, напротив, «говорит, что соотечественники его бились мужественно и принудили москвитян отступить, но что татарская конница, быв в засаде, нечаянным нападением расстроила первых и решила дело» (Карамзин). Был заключен выгодный для Москвы договор, но само это говорит о том, что Новгород даже теперь все еще оставался государством. В результате этой войны «Новгородская земля была так разорена и обезлюдела, как еще не бывало никогда во время прошлых войн с великими князьями» (Костомаров). Более того: Иван Васильевич превзошел в данном случае самого Батыя, который при жизни так и не добрался до Новгородчины. Но зато дотянулся теперь, из могилы, рукой великого князя московского.
Read more... )

Алексей Широпаев

evgen_gavroche: (я)

Памяти Валерии Новодворской

Знаете, есть такое расхожее выражение: безвременная кончина.

В отношении не столь давней смерти Валерии Ильиничны Новодворской оно буквально.

Именно сейчас, в пору ускоренной фашизации сверху, голос Новодворской был бы нужен, как никогда. На фоне почти повального, чумного конформизма российских «властителей дум» и «мастеров культуры» его, этого голоса, как сказал поэт, «фатально не хватает».

Его не хватает мне лично.

Новодворская знала: сейчас у власти те, кто допрашивал её в КГБ, кто измывался над нею в «психушке». «Гэбульники», как она их уничтожающе-нежно называла.

Она спокойно и даже весело смотрела в глаза этой власти. И эта всемогущая, бандитски-брутальная власть её побаивалась. Новодворская была живой, активно-действующей легендой того, героического диссидентства. Последним великим романтиком русской свободы, живущим в России (есть ещё Владимир Буковский, слава Богу, но он в Англии). Неформальный статус Валерии Ильиничны, помноженный на абсолютное презрение к собственной смерти, был таков, что с Новодворской нельзя было ничего сделать. Властям оставалось только выслушивать её.

Новодворская — это воительница нордического либерализма. Её вдохновляла древняя скандинавская демократия. Именно вот эту «скандинавскую прививку свободы» она чутко различала и ценила в Руси, в русской культуре. Она любила древние русские республики — Псков, Новгород, любила непокорность Твери и Рязани, всё то, что противостояло московскому превращению «ордынской традиции» кнута в «национальную особенность». В самой натуре Новодворской были несгибаемость и воинственность, как у Марфы Посадницы — последнего «президента» Новгородской республики.

Новодворская исповедовала, что изначально Русь идёт от корня свободы, и искренне удивлялась т. н. «русским националистам», которые в своём стремлении «к корням» обращаются к позднейшей, московской традиции рабства и деспотизма. Вот уж воистину, как писал Алексей Константинович Толстой, «наглотавшись татарщины вcласть, вы Русью её назовёте». Новодворская-историк делала великое дело: она вслед за А.К. Толстым отстаивала европейское происхождение Руси, подвижнически возделывала именно русскую традицию свободы. Либерализм Новодворской — абсолютно «почвенный». В самой её фамилии слышен дальний новгородский раскат. Она и Путин, упоминающий татарофила, «византиста» и реакционера Константина Леонтьева — это было живое, наглядное, непримиримое противостояние двух русских культурно-политических традиций.

Новодворскую невозможно было купить. С нею нельзя было договориться. Она не хотела играть «по правилам», и это быстро поняли наши гнусные телешаманы, отсёкшие её от телетрибуны. Даже с Солженицыным власть как-то договаривалась, навещая его на дому. В квартире Новодворской Путина представить невозможно. В мировоззрении Солженицына было много прорех, сквозь которые, бывало, просачивалась ордынско-московская дрянь (вспомним позицию А.И. по Украине). Солженицын умер в самый канун российско-грузинской войны, но честное слово, трудно сказать, какую позицию он занял бы в том августе 2008-го. Осудил бы он путинских «заглотчиков», как когда-то — брежневских? Была ли в нём «скандинавская прививка свободы» или в А.И. слишком много «московского»? Вопрос сложный. Тут не место его решать.

С Новодворской же всё ясно и тогда, и теперь. Она — это снежная чистота идеи свободы. О её нордический либерализм, как о балтийскую скалу, разбивается слякоть пошлого, гнилостного, имперского патриотизма, вновь затопившего наши бедные плоские равнины. Она открыто называла Путина «чекистской шкурой», горячо приветствовала Майдан и высоко оценивала новую украинскую власть. Она полагала, что Украина «сохранила идеалы Киевской Руси, которая была первой в Европе по экономическому и политическому потенциалу». Она считала «присоединение Крыма» аншлюсом и возможным прологом Третьей мировой. Она предсказала, что вслед за Крымом Кремль развяжет войну на востоке Украины, в ходе которой украинская армия будет сражаться не столько за целостность своей страны, сколько за то, чтобы Украина просто выжила. И не ошиблась.

Как истинный либерал, Новодворская не боялась быть в меньшинстве. И даже в одиночестве. «Скандинавская прививка свободы» сочеталась в ней с христианским бесстрашием противостояния машине «мира сего». В Новодворской было что-то юродивое, заставлявшее многих стыдиться «бабы Леры». Её люто ненавидели, высмеивали, оскорбляли. Многие считали дурным тоном цитировать её всегда блестящие, точные, как удар молнии, тексты. Что ж, святые всегда неудобны. Новодворская — это как раз особый род святости. Политической святости. Либерализм Новодворской в чём-то сродни ярому исповедничеству боярыни Морозовой.

На радость властям, бесчисленным патриотам и даже некоторым «демократам» умолкла набатная нота русской демократии. Именем Новодворской не назовут какую-нибудь бывшую Большую коммунистическую улицу. Ибо Новодворская абсолютно антисистемна. Её имя постараются укатать в забвение. Она была к этому готова, поскольку знала, что принадлежит к альтернативной, почти подпольной русской традиции — к традиции крамолы, грозного вечевого гула, ушкуйного посвиста и драконовидных кораблей. Т.е. к чисто РУССКОЙ традиции, за верность которой «русские патриоты» постоянно обвиняли Новодворскую в «русофобии».

Но есть те, кто понял Валерию Новодворскую и не забудет её никогда. Те, в ком живёт «скандинавская прививка свободы» как гарантия от имперско-шовинистической чумы, от поветрия верноподданичества, от сладострастного поноса рабства, которым сейчас истекает Россия. Новодворская всегда останется нашим гордым новгородским норд-вестом, пронзающим «низовскую» евразийскую серь; он пробегает весёлым, пробуждающим ознобом по шири неподвижных сонных рек и по тихим, боязливым зелёным речушкам. Лера — так зовут ветер вольности, парусов и Европы, обнажающий тревожную белёсую изнанку наших осин, берёз и ракит.
Алексей Широпаев

Сучки

Jul. 11th, 2016 09:21 pm
evgen_gavroche: (я)


#ТерриторияСмыслов - обычный тег, ставший символом очередного комсомольского сборища. Сборища тех, кого воспитала и взрастила путинская власть за эти более чем полтора десятилетия. Сборища тех, кто также хочет стать таким, если по каким-то причинам этого не сделала с ними пропаганда и университетская система. Таких мест, называемых молодежными форумами, несколько, но этот запомнится нам особенно. Вся спесь и скверна по производству путинских хунвейбинов - тут.

8 июля на форум приехал важный человек, с проседью, небольшим пузиком и спокойным таким выражением лица. Человек из верхов, один из руководителей Партии. Да, той самой. Собрались благодарные молодые лидеры, которые лидируют только друг перед другом. Стали что-то обсуждать. Помпезно так, с делом, с расстановкой и партийной субординацией. Микрофон кочевал по залу, мальчики и девочки спрашивали высокого гостя о его видении дальнейших партийных действий, о его понимании текущих событий, он отвечал им будто бы заранее заготовленными текстами. Всё шло как по нотам.

Read more... )

Андрей Скляров
evgen_gavroche: (я)
Накануне «Дня России» я хотел бы напомнить о том, как этот праздник назывался в народе изначально. Для простоты и ясности сути он назывался «День независимости». У одних это вызывало злобную иронию, у других – надежду на новую историю.

Это название, родившееся в обществе, подразумевало независимость Российской федерации от советской (а, возможно, и шире – от исторической) империи. Россия мыслилась ельцинскими демократами как одна из республик Советского Союза, которая наряду с Прибалтикой, Украиной, Грузией и т.д. имеет право на суверенитет, независимость и новую, неимперскую историю.

Конечно, очевидна упрощенность такого взгляда. Но тогда он был необходимым и продуктивным этапом преодоления имперского сознания, изживания имперской исторической «кармы». Уже вскоре демократическая мысль пришла к пониманию, что Россия это не просто одна из республик СССР, это уменьшенный формат СССР, уменьшенная империя, усеченная Россия в широком историческом смысле (Россия-империя). Пришло осознание необходимости коренной перестройки самой Российской федерации с целью преобразования ее именно в федерацию по сути, а не по вывеске, т.е. в договорной союз равноправных субъектов. Отсюда и известный призыв Б.Н. брать суверенитета столько, «сколько проглотите». Отсюда же и идеи раннего Ельцина об образовании в составе Российской федерации семи русских республик, что должно было решить проблему субъектности русского народа и вытащить русских из ущербного состояния «имперской нации».

Однако на этом этапе Ельцин запнулся. Он явно испугался перспектив новой, неимперской истории, решив остаться в привычной прежней парадигме, которая к тому же обеспечивала ему «красивое» положение очередного кремлевского царя. С этого момента стал неизбежен путь Б.Н. к дикой колониальной войне за новое усмирение и удержание Северного Кавказа – совершенно бессмысленной с точки зрения подлинных интересов русских (да и не только) регионов России.

Соответственно, стал неизбежен и Путин с его неосоветской реставрацией и имперским реваншизмом, который увенчался войнами с Грузией и Украиной. Сегодня «День России», отмечаемый в подчеркнуто великодержавном стиле, вытеснил смыслы изначального «Дня независимости». Гротескный символ нынешнего праздника – площадь Свободной России у Белого дома, теперь обнесенная высоченной решеткой и КПП (еще и великодержавник Столыпин в придачу там же). Однако антиимперское зерно того, изначального праздника все же сохраняется. Его хранят и взращивают те, кто выступает за построение подлинной – равноправной и договорной – федерации, в которой станет реальностью День независимости от империи.
Алексей Широпаев

Мысль

May. 28th, 2016 09:41 pm
evgen_gavroche: (я)
Мысль отдать Домбас поразила Президента. Поразила своей простотой и очевидностью. Всё это время она лежала на поверхности, но каким-то таинственным образом ускользала от сознания, отвлеченного суровой международной политикой Невозможного.

И теперь, словно проснувшись, Президент растерянно моргал и дивился.

“Что это я, в самом деле? Ношусь с этим Домбасом как с писанной торбой, ей богу. Прям помешательство какое-то”.

Президент начал было загибать пальцы, чтобы подсчитать все выгоды от владения Домбасом. Но как ни прикидывал он, как ни крутил варианты, ни одного пальца загнуть так и не смог. В конце концов Президент растерянно поглядел на бледную ладонь свою и недовольно хмыкнул.

“Это что же получается? Мы тут уже два года возимся с этим Домбасом, претерпеваем невзгоды и санкции, плевки в рожу получаем от международного сообщества этого треклятого, а профиту никакого и не имеем?”

Пришлось вызывать Володина.

— Вот скажи-ка мне, Вячеслав Викторович, нахера нам Домбас?

— Ну как же! — растерялся помятый после вчерашнего корпоратива Володин. — Это же наша исконная земля, Святая Керчь, то, сё.

— Керчь в Крыму, — сухо поправил Президент.

Володин глупо хихикнул, но тут же под суровым отеческим взглядом Президента собрался и грустно, с болью доложил:

— Там, Владимир Владимирович, на Домбасе нацисты и всякие кибер-фашисты безобразничать начали. Кабы бы не мы, был бы там сущий ужас фашизма.

Президента этот ответ явно не удовлетворил.

— Мы фашистов еще в сорок пятом победили, — холодно сказал он помятому и оттого туго соображающему администратору. — И никому историю переписывать не позволим, потому как ежели на Домбасе какие-то там фашисты орудуют, то что же — выходит, наши Деды воевали зря? Или, может, некачественно воевали, что не смогли всю эту заразу извести? А? Ты мне это брось, Вячеслав Викторович, — Президент угрюмо погрозил Володину пальцем.

Володин скукожился и нервно затеребил штанину.

— К тому же, — задумчиво продолжал Президент, глядя куда-то внутрь себя, — до 1939 года фашисты были вполне неплохими ребятами. Вполне даже приятными. Боролись, опять же, за Суверенитет. Потом, правда, в какую-то блуду втянулись…

Володин предпочел никак не комментировать, воспринимая слова Президента как новую вводную.

— И вообще, — продолжал Президент, — я же не предлагаю Домбас прям нацистам отдавать. Отдадим Вальцману. Надо только условие поставить. Мол, послушай, Вальцман, давай чтобы гуманно всё, без репрессий ваших фашистских и всяких таких безобразий. — Президент покусал губу. — Да и не факт, что возьмет. Может, еще и скидку на газ потребует, сволочь.

— А народ? — осторожно спросил Володин.

— А чего народ-то? — буркнул Президент. — Скажешь, Домбас — раковая опухоль на теле планеты.

Поняв, что слегка переборщил, Президент кашлянул.

— Нет, это чересчур, конечно.

Володин облегченно вздохнул.

— Скажи так: россияне! нет уже никаких сил терпеть этих алкашей и дегенератов! Гуманитарку на халяву жрут, против нацистов не воюют толком, кодироваться не хотят, а нам из-за них одни сплошные бедствия и невзгоды. Да еще и денег нет. Одно только хорошее настроение и осталось, — Президент шмыгнул носом и хмуро добавил. — На нем и держимся здесь.

— Разрешите идти? — спросил Володин, ерзая на стуле.

— Куда? — неопределенно спросил Президент.

— Обоснование разрабатывать. Тут мне все креативщики понадобятся. Задача масштабная.

— Ты вот что еще, Вячеслав Викторович. Займись прямо сейчас следующим Евровидением. Нам обязательно победить надо, — Президент значительно поднял палец вверх, — это дело Чести. Можешь отправить даже пидора туда, чтобы европейцам этим сраным угодить. Только не какого-нибудь извращенца, а крепкого патриотического гомосексуалиста. Сознательного. С хорошей биографией.

Володин кивнул и тихонько вышел.

Президент остался один на один со своею Мыслью.

Александр Блог
evgen_gavroche: (я)

Для Миши это была первая карательная акция, и он немного нервничал — боялся подвести боевых товарищей. Командир группы по кличке Шарик (тут надо пояснить, что опричники просто обожали собачьи клички, такую ещё надобно было заслужить) старался приободрить необстрелянного новичка.

— Ты, главное, помни — Они не то, чем кажутся, — говорил Шарик, ободряюще поглаживая Мишу по коленке.

— Я помню, — напряженно шептал Миша. — Все помню.

— И про лавандосик помни, — Шарик перешёл на игривый тон. — Никого не кинут. Всем отбашляют. Баксами.

— Да я ж не за-ради денег, — насупился Миша.

Шарик удивленно поднял брови.

— Ты это брось! Мы тут все не за-ради денег, а ради России! Но ведь и жить на что-то надо.

***

Микроавтобус остановился напротив школы. Во дворе дети играли в салочки и прыгали через скакалку.

— Вот они, — прошептал Полкан, высокий и очень худой юноша, похожий на наркомана со стажем.

— Это же... дети, — Миша почувствовал себя неуверенно.

— Они с виду дети, — жёстко ответил Шарик, — а на деле... Гимназия эта грант получила.

Командир многозначительно посмотрел на Мишу и добавил:

— От Израиля. Да и от америкосов, скорее всего, тоже. И у "детей" этих мозги-то уже капитально промыты.

— Да-да… я понимаю, — Миша взял себя в руки. — Это я так, минутная слабость.

— Все бутыльки взяли? — спросил Полкан, ответственный за зеленку.

Бутыльки взяли все. Шарик взял два.

— Ну, ребята, — выдохнул Шарик. — За Родину! Как деды!

Бойцы повалили из микроавтобуса.

***

"Дети" оказались очень резвыми тварями. Они мгновенно разбежались, удивительно ловко уворачиваясь от зеленки и противно визжа.

— Суки фашистские! — заревел Шарик, в очередной раз промахнувшись. — Выкормыши еврейские!

Миша замер с зеленкой в руке. Дети бегали вокруг него и противно гоготали. Присмотревшись, молодой боец похолодел. Шарик оказался прав — это были уже не дети, а какие-то мерзкие карлики в платьицах и шортиках, но с бородатыми лицами. Лица скалились в отвратительных ухмылках.

Миша поднял руку к сердцу и нащупал георгиевскую ленточку, но священный предмет не помог, "дети" продолжали бесноваться.

— Не спасти!

— Россию!

— Вам!

— Пам, парам!

— Парам!

— Парам!

Скрипучие голоса выкрикивали омерзительную считалочку со всех сторон, и у Миши закружилась голова.

— Чего ты стоишь?! — раздался далекий истошный крик. — Поливай их! Поливай зеленкой!

Миша поливать не стал, а просто кинул в "детей" бутыльком. Промахнулся, но бесовские отродья пустились врассыпную и разбежались.

Миша медленно опустился на колени, а затем резко рухнул на бок, потеряв сознание.

***

Недалеко от школы стояла полицейская машина с двумя стражами порядка в своём чреве.

Стражи равнодушно, со скучающим видом наблюдали за происходящим и даже не думали вмешиваться.

Они тонко чувствовали Суть времени.
Александр Блог
evgen_gavroche: (я)

Очередная "Прямая Линия с Народом" проходила в привычном формате. Но Президент чувствовал какое-то смутное беспокойство, даже тревогу.

"Зря двойную дозу вколол", — думал он, усиленно принимая спокойный вид, отчего казался невыспавшимся.

— Вопрос от дальнобойщика Митрича! — торжественно объявил ведущий.

На большом экране появилось худое лицо, густо покрытое варикозом.

— Владимир Владимирович! Мы, дальнобойщики, работаем как работали. Роптать и тем более бунтовать даже не помышляли!

Президент вдруг ясно осознал, что в любой момент может выкинуть что-нибудь эдакое.

"Черт возьми! Держи себя в руках, — говорил он себе. — Главное перетерпеть гонево... главное — перетерпеть…"

Но "гонево" неотвратимо поднималось из мрачных глубин Подсознания.

— Мы ведь это... работать хотим мы, вот что! — продолжал тем временем дальнобойщик Митрич. — Мы бы живо этих самозванцев разогнали, да только некогда нам. Работы много. Мы ведь люди Труда. Арбайт махт Фрай, как грица...

Последняя фраза словно бы нажала в голове Президента спусковой крючок, и психика, подстегнутая двойной дозой "бодрячка", выбросила на поверхность Тень.

Президент неожиданно встал и подошел к краю сцены. Песков, чуть замешкавшись, тоже встал, выйдя из-за стола.

Зал погрузился в абсолютную тишину. Оборвав себя на половине фразы, притих и дальнобойщик Митрич. Все не отрывая взглядов смотрели на Президента, лицо которого в этот момент источало величие, праведную ненависть и какое-то притягательное безумие.

Президент широко открыл глаза, приложил руки к груди и свирепо посмотрел вверх. Затем он оглядел собравшихся и неожиданно громко рявкнул:

— Die Zukunft gehört uns!

После чего вскинул руку в "римском салюте", щёлкнув каблуками.

Песков помедлил секунду и тоже отсалютовал.

По залу прокатился вздох облегчения. Люди вскакивали с мест и радостно тянули правую руку от Сердца к Солнцу.

Митрич на экране смахнул скупую слезу и зиганул, не снимая варежки.

Алексей Бенедиктов салютовал неохотно, демонстративно приподняв руку всего на девяносто градусов, как бы показывая, что он уважает Президента, но не всегда с ним согласен.

Народное единство взрывной волной прокатилось по стране, поднимая дух народа и опуская курс доллара.

Дмитрий Анатольевич тем временем Спал.



Александр Блог

evgen_gavroche: (я)
Навеяно новостями про Нацгвардию РФ

Есть человек, а есть бандиты. Некоторые бандиты объединяются в ОПГ. Некоторые действуют поодиночке. Но есть ещё один бандит. Государство. В некоторых странах этот бандит вынужден вести себя относительно прилично, хотя усилиями коллективного бернисандерса бандиту дают больше денег и власти. А в России бандит самый настоящий. Чайка тому наглядная иллюстрация.

Так вот. Есть человек, а есть бандиты. И как должны строится их взаимоотношения? Мне кажется, что человек должен иметь права и возможности защитить себя, своих близких и свою собственность от бандитов, в том числе от государства. Иначе бандит создаст национальную гвардию и будет отрабатывать учения по разгону митингов против коррупции.

И как же прийти к такому балансу сил, когда человек сильнее бандита, сильнее государства? Как изменить такую природу государства? Мне кажется, что ответ прост. Человек сам должен стать сильнее, люди должны стать сильнее.

Демократическая трансформация государства возможна тогда, когда общество становится сильнее государства и берёт над государством свою власть. А сильное общество, общество Граждан, не возможно без институтов гражданского общества: негосударственных организаций.

И в этом плане не нужно ждать «чуда» или революции сегодня или завтра. Не нужно надеяться, что Свобода упадёт с неба, сверху или откуда-то ещё. Свобода от государства-бандита должна быть добыта. Иначе будет как с августом 91-го, когда случилось «чудо», а потом всё вернулось на круги своя.

Но есть и повод для оптимизма. Так или иначе общество становится сильнее.

Богдан Литвин
evgen_gavroche: (я)

Почему коррупционные скандалы никому не интересны
Вопреки унынию общественности, расследование OCCRP действительно имело эффект информационной бомбы. И нет ничего удивительного в том, что вы этого не заметили и ничего не поняли. Очевидно, потому что на вас оно и не рассчитывалось. Цель подобного информационного вброса - европейская коммерческая элита. Именно для неё столь подробно описаны банки-фигуранты дела, каналы передач и расположения офшоров.

Инициаторы расследования, без сомнения, выполняют уже давно начатый стратегический план по медленному поджариванию крысы на вертеле. Цель подобных постепенных шагов - заблокировать российскую "элиту", оборвать ей любые контакты в Европе, обрезать каналы поддержки и задушить экономически. Поэтому удивляться "а нам то что от этого, мы и так все это знали" не нужно. Ваша судьба сильных мира сего не интересует, да и провести обязательные демократические перемены в России в их планы тоже не входит.

Помимо этого, важен и другой аспект. Внутри российского уклада жизни коррупция и офшоры абсолютно не являются для российского населения чем-то вон выходящим. Напротив, коррупция давно стала очевидной и наиболее приемлимой социальной моделью. Это, без преувеличения, единственный работающий социальный лифт в государстве. Взятки, откаты, офшоры, подлоги, это все давно не просто неудивительно, а натурально самая весомая часть российской государственной системы. Безусловно, российский обыватель винит в разрухе воров и бандитов, но это не типичное для европейцев обвинение "держи вора", а сугубо российское "на его месте мог бы быть я".

Коррупция и отмывание денег - давно уже в России являются логичными и очевидными процессами в любой административной структуре, начиная с министерств и заканчивая районными администрациями, начиная с парламента и заканчивая поликлиниками, начиная с кулуаров власти и заканчивая муниципальными отделениям полиции. Коррупция - неотъемлемая и обязательная часть функционирования российской системы управления. И Путин тут точно не причём, он не создавал эту систему. Да, он не захотел изменять её, оседлал её и стал удобно ее использовать, но к ее созданию все-таки не имеет совершенно никакого отношения. Именно поэтому скандальные коррупционные разоблачения российскому обывателю абсолютно не интересны.

Непонимание этого - очень большая беда современной оппозиции, страшно далекой от своего народа. Коррупционные дела нынешней власти не пугают население, напротив воспринимаются с гордостью и почитанием.

- Ну а сколько ещё у него должно быть денег, это же президент.

- Красавчики, никакие санкции нашим ни по чем.

- Русские всегда найдут как выкрутится.

- 2 миллиарда! Мужик! Тоже так хочу!

Любой среднестатистический российский обыватель не просто не разозлится и не оскорбится вскрытию фактов коррупции в высших эшелонах российской власти, напротив поддержит её. Простой русский человек абсолютно уверен, что попади он на государственный пост - он делал бы ровным счётом тоже самое. Удивили ежа голой жопой.

Безусловно, с ростом правосознания и гражданской ответственности, эта ситуация меняется, особенно в молодом поколении. Но эти процессы слишком медлительны. Российское население слишком инертно и инстинктивно повторяет те же логические схемы, какими живёт и российская власть. Никакой русофобии тут не ищите, это обычная ситуация для любой страны мира. Государственная власть всегда (почти) заказывает музыку, под которую пляшет народ. Народ всегда инстинктивно тянется за государственной властью. Это банальная психология масс.

Что бы изменить эту ситуацию - искоренить коррупционную составляющую российской системы, нужно провести гигантскую глобальную работу и работу эту может провести только высший эшелон власти, никто иной. Пока этого не произойдёт, пытаться скинуть коррупционных чиновников вскрытием фактов коррупции - дело практически бесполезное. (Практически, как пытаться победить их на выборах).

Зачем вы играете с жуликами? Это их стол, их меченые карты и их правила. Победить жулика может только ещё больший жулик. Но "вы" на него не похожи, да нам такого и не надо, откровенно говоря.

Производить информационные бомбы нужно не рассказывая про взятки и связи (этому в этой стране с детства учат). А копаясь глубже, ныряя в самую грязь.

Наркотики, былые грехи юности, частная жизнь, мальчики в сауне, блядство дочек или скрытая дружба с проклятыми американскими конгрессменами. Русский народ и глазом не поведёт в разговорах о коррупции, но никогда не простит очередному чиновнику мальчика в бане или видео дочки с негритянским миллиардером. Не хотите копаться в этом? Да ради бога. Считаете, что подобные вещи - это грязь? Да ради бога. Считаете, что вы должны быть лучше, невиннее и чище? Ради Бога. Не забудьте повторить все это, когда вас будут развешивать по фонарям. Но с ужасом восторгаться миллиардным офшорам или многоходовкам в обход санкций? Уж увольте, это ещё долго никому не будет интересно.

Коллективного Путина нельзя победить, коллективным Путиным можно только стать, помните?
Отсюда
evgen_gavroche: (я)
Пару лет назад я опубликовал на «Эхе» статью, где просил нашу интеллигенцию перестать каждую неделю-месяц-год повторять глупейшую фразу «мы проснулись в другой стране». Да, я историк — но вовсе не обязательно обладать этой профессией, чтобы знать, что происходило на этой территории несколько десятилетий или несколько столетий назад. Торговля крепостными рабами, опричники, вырезавшие и сжигавшие целые деревни, нападения на соседние страны под видом «освободителей», миллионные репрессии, расстрел мирных демонстраций, политические убийства как в своих границах, так и за пределами страны. Поэтому и после подлой расправы над Немцовым — и сейчас во время чудовищного судилища над Савченко, и далее (дна здесь не существует) — ничего не меняется, а все вечно повторяется: поэтому и могила Сталина усыпана цветами тех, кто обожает репрессии его эпохи, жаждет снова доносить, сажать, убивать, занимать чужие квартиры, территории и т.д. Это реформами не исправить, это вообще не исправить. Только начать заново — и совсем другое. Но после чудовищного коллапса.

Евгений Понасенков
evgen_gavroche: (я)
Часть 1. (Пу)Тень, знай свое место!

Есть у Евгения Шварца такая пьеса, «Тень», написанная по мотивам сказки Андерсена. По пьесе этой Михаил Казаков снял фильм «Тень, или может быть, все обойдется». Если кто помнит, то Тень, не обладая ни талантами, ни особым умом, смогла пробиться к власти, ведь у нее два важных таланта – она «с каждым говорит на его языке» и является «знатоком теневой стороны вещей» - то есть знает, как апеллировать к темнейшим сторонам личности, как стравливать, вызывать и направлять ненависть толпы, как прослыть в глазах людей героем, присвоив несуществующие заслуги и приписав врагам собственные грехи. Что ж, опираясь на вертикаль «людоедов» (а иначе говоря, крыс), тени и правят – более или менее кроваво, более или менее бездарно.

Поговорить, впрочем, я собираюсь не об этом – это присказка, к которой мы обратимся чуть позже. Сказка же будет о том, чем на самом деле плох властитель наш, слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда… Нечаянно пригретый славой, кстати…

Так вот, лучшая часть общества нападает на него за то, что он расправляется с оппозиционерами, сажает, подавляет протестующих и реальную оппозицию – это зло и зло непростительное, хотя, да будет мне позволено так сказать – частное, то есть направленное против отдельных людей. Конечно, и за убийство одного человека можно и нужно дать большой срок – но все-таки мы в этой статье говорим о том, что касается общества и государства как системы. Как ни противно это признавать, хоть это и аморально, но когда мы говорим о правителе, общее вынужденно перевешивает. В нашем же случае общее таково, что частное по сравнению с ним меркнет за незаметностью. Возмутительно узнать, что капитан убил матроса по самодурской прихоти – еще возмутительнее узнать, что этот же капитан ничего не понимает в навигации и хорошо если пару раз в жизни держал в руках морскую карту. Он может убить матроса, но быть лучшим капитаном флота – в таком случае я бы присудил ему награду и регалии за гениальное плавание и тюрьму за убийство – ведь хорошее не извиняет плохого, плохое не перечеркивает хорошего. Но когда частными преступлениями грешит личность, создающая своей некомпетентностью угрозу всему общественному, возмущение и удивление умножают друг друга. Поэтому, как я думаю, либеральная оппозиция так и не любит президента. Его бы честно осуждали немногие, позволь он с высоты политического гения холодно пожертвовать чьими-то жизнями в интересах неизбежной и большой игры, но личная месть от бездарного вора, который ведет корабль на рифы – вызывает и омерзение, и гнев. Хуже все еще тем, что он убивает тех, кто говорит о неверности курса – и ему вторит команда и пассажиры – они-то уверены, что их Титаник доплывет в их славный Нью-Йорк.


Ситуация же с экономикой и политической системой давно и многократно изложена. Изложу и я, и предельно кратко – будущее России, как и будущее вообще, предсказать не в силах никто – как и будущее любого конкретного человека. Есть варианты более и менее вероятные, но не верьте тем, кто станет говорить, как все будет. Наверняка сказать можно одно – я не знаю, какой она будет, но я знаю, какой она не будет – не будет такой, какая теперь. Не будет путинской, не будет чиновничье-клановой. Я знаю, что многие верят в постепенность и эволюцию – что режим будет тихо догнивать еще двадцать лет, или что он будет помаленьку очищаться стараниями запада и их давлением. Звучит красиво, но если всмотреться в историю – хоть любой страны, хоть любого человека, то выйдет, что все перемены в жизни происходят внезапно, молниеносно, неожиданно – в общем, революционно.

Стоит послушать экономистов всех воззрений и школ, чтобы понять – ресурс истощен. Та система, на которой власть живет и паразитирует, не безгранична, и еще к тринадцатому году, при сверхценах на нефть, рост остановился. Поэтому вся крымская и дальнейшие эпопеи, как верно говорят многие – лишь попытка скрыть труп взрывом. Труп экономики, убитой десятилетиями проедания некогда огромного потенциала. Однако государства тем и отличаются от людей, что их трупы иногда могут оживать – и как ни в чем ни бывало переживать вторую, третью, и какую угодно молодость. Впрочем, об этом свойстве экономик и стран, а также о том, чем это для нас может обернуться, мы поговорим в другой раз. Пока же я хочу донести мысль – почему, от всей души презирая президента, я продолжаю утверждать, что для нас, оппозиционеров-либералов, его правление – наименьшее из зол. Обратите внимание – я не призываю «во имя ужасов хаоса и анархии сплотиться и продлить его правление» - это так же абсурдно, как пытаться оттянуть закат Солнца. Оно закатится, и так же неминуемо рухнет власть Питуна. Ему бы вообще не стоило уделять внимания больше, чем он заслуживает, достаточно сказать, следуя древней и безошибочной формуле – «Тень, знай свое место!». Ведь кого-кого, а его принять за человека трудно. Похож, конечно, издалека…

Почему же тогда мы должны нет, не радоваться (такому никто в здравом уме радоваться не будет) – а просто отметить что сейчас мы живем жизнью спокойной, застойной, сытой? По той же причине, которая не раз себя являла – застой в Роиссе всегда сменялся лишь одним. Революцией.

Питун, как точно говорит Белковский – во-первых, тактик, во-вторых, консерватор. В-третьих – та самая андерсеновско-шварцевская Тень, о которой мы говорили в самом начале – вот и настало время понять, зачем же нам копаться в психологии этого персонажа. Так вот, сочетание получается весьма убийственное – в том смысле, что для государства убийственно такое руководство. Как тактик, он принципиально не думает дальше ближайшей перспективы – этому скажем спасибо за сырьевую экономику, которая есть воплощение краткосрочной перспективы, short run как он есть: сегодня жрем в три горла, а до завтра еще дожить надо. Консерватизму скажем спасибо за Асада, Януковоща, визг по поводу Кудахве и сочетанию первого со вторым – Крыму. В общем-то, как сказал мыслитель, чья имя я забыл – «Все вещи хороши». Хорош и ВВП, будь он на своем месте, на месте человека, который должен выполнять конкретные поручения, решения к которым надо найти в последний момент. Не берусь судить. Так или иначе, человек этот не на своем месте.

Предметом рассмотрения следующей статьи будет действительно важный вопрос – почему именно уход президента станет поворотной точкой – и, почти наверняка, в худшую сторону. Пока же подумаем, как именно он может быть уйден.



Мягкий и жесткий сценарии.
Read more... )
Ingvar Hertogenbos
evgen_gavroche: (я)

Проиграв Ливонскую войну, Рюриковичи отправились на свалку истории как брошенный цветок. Проиграв Японскую войну, Романовы отправились под колесами реальности в лучший мир. Проиграв Афганскую войну, коммунисты испарились, оказались холостым патроном в обойме истории. Бывали исключения — вернув Кёнигсберг, Петр Третий получил пинок и быстро растворился. Проиграв первую Французскую войну, Павлу Первому весело зарядили в ухо табакеркой и шелковый шарфик накинули. Экий у нас народ неудобный для правителей, быстро всех приводит к общему знаменателю. Попробуем покопаться в такой хронической нелюбви народа к неудачникам на троне. Российское население любит империю, оно не может без нее жить, оно «мать родную» и фигурально, и буквально продаст за империю. Кровавые палачи — Иван Грозный, Петр Первый, Ленин, Сталин — это истинно народные герои — страх, трепет и обожание, типа Стокгольмского синдрома. Тираны, как жена народа, даже если молчат, их лучше не перебивать, а народ под тиранами — как монашка с мужиками в лесу — вдосталь и без греха. Главное поставить гроб вселенского убийцы в центре страны: вечно у нас стоит не то, что нужно, значит беременность империей еще не прошла. Само собой, лет через пятьдесят молодые люди будут рассуждать с умным видом: «Зря тогда расстреляли Великого Вождя за то, что проиграл войну с Украиной, зато он знал, как с гопотой обращаться». Кстати, те народы, которые начали строить империю даже после нас, лопнули от надрыва быстро и со страшной силой, всех забрызгав: им быстро вылечили клаустрофобией клептоманию к чужим странам, и теперь живут припеваючи. Что нам уроки немцев с японцами — у нас своих граблей с избытком. Если во времена империй русский имперец звучало гордо, то сейчас это просто гопники.

Главным лозунгом Царской империи было объединение братьев славян. Сами, конечно, «братья» почему-то невесело «объединялись». Самые жестокие и частые войны были с «братьями»-поляками — глупые были поляки, не понимали своего счастья и отправлялись на тот свет пачками ради своей странной свободы и сотни лет шли понуро в Сибирь. Хватили Магдебургского права, пусть теперь хлебают баланду в Нерчинске или Гулаге. Вот туркмены с чукчами почему-то не особо считали себя братьями-славянами. Ну не беда: тот, кто останется в живых, сразу станет братцем.

Незадача... Почему-то империи все всегда загнивают, особенно в 20 веке, жизнь империй — дефка капризная. Стоит населению прекратить бурно расти и всё, кранты: мало кто находится воевать, невозможно сохранить военного монстра, быстро все протухает. Фундамент империи испаряется.

Еще в конце царственного 19 века прозвенел первый звоночек. Оказалось, что освобождаемые болгары вообще-то не очень стремятся «освобождаться», да и почему-то живут лучше освобождаемых (Тотлебен). Освобожденные болгары, вообще, потом почему-то полвека воевали на стороне противника. Стоило замшелой империи Царской России получить оплеуху от свежерожденной имперской Японии, потерять часть колоний, так сразу лафа закончилась. Имперский народ понял, что с Царем не срастется расширять империю и быстренько забыл свое обожание древней властью. В придачу какая-то невнятная, бесконечная война с немцами бушевала на территории наших Европейских колоний. Это — неправильно, это — нетерпимо: настоящая война может быть только на чужой территории. Позволив горсточке демократов скинуть Царя, имперский народ даже разрешил им немного поиграться в парламенаризм в 17 году. Недолго музычка играла, пришла какая-то банда большевиков из-за бугра и захватила власть. Поначалу никто ничего не понял в этой катавасии, империя стала рушиться, соседние народы захотели свободы, а тем более обещанной. Но имперский таракан в голове даже без главы живет десятки лет.

Когда большевики стали первым делом мочить финнов, случайно рядом оказались, народ имерский сразу все и понял — вот она, родная власть: поначалу не задалось, но потом притрахались. Для народа главное имперский центр, оттуда растут ноги империи, поэтому центр — это самое святое, и, само собой, лучше крутой Вождь на троне, он и делает большое мочилово. А кто тама сидит — Царь, Предсовмин, Генсек или Президент или пожизненный Президент — какая разница, как Вождь называется. Лишь бы строил империю. Мало ли что большевики болтали про права наций, главное — дела. А вот в лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь!» народ просто сразу влюбился, тем более он был реальным: стадами гнали штыками чужих работяг в красный загон. Гениально. Можно, наконец-то, опять строить свою мировую империю даже с улучшителем вкуса. Прежняя верхушка с жалким лозунгом «Неделимой России» уже была не нужна, поэтому народ просто вырезал весь цвет образованной России, исчезли все частицы, из которых состояла историческая Россия. Где сейчас тот русский офицер, для которого честь и служба Родине были намного важнее жизни. Черные воронки растворили Россию на век, тираны России как самки богомола после спаривания съедают мозг людям. Ведь разрушив все, забыв свое прошлое, легче создать новую империю.

Поляки и прибалты и финны под шумок просто нагло смогли освободиться. Но не тут то было. Народ превратил всю страну в военно-промышленный концлагерь, от такого счастья никто не сбежит. Поставим настоящего Вождя (прозывался тогда Генсеком), уже проявившего себя настоящим имперцем. Пятнадцать лет готовились к великому освобождению Европы, грабанули сначала естественно свой народ, замочили демократов и свободомыслящих, умертвили голодом лишние рты — слабых, старых, детей и матерей. И вновь наступила очередь загонять новых соседей в свою конюшню. Имперцы уже в варианте гопников, ведь несут счастье людям, окончательно освобождая их от всех проблем, навсегда — либо раб, либо труп. Не понимают странные соседи, что смерть — дефка безотказная, когда мы мирно бомбим их города. Процесс прервали немецкие пролетарии, нагло захотевшие свою империю, хотя уже успели обжечься на британских пролетариях. Дальнейшая дележка небольших народов не удалась, и пролетарии схлестнулись, пришлось даже просить милости у «империалистов» всего мира. Дальше началась самая веселая народная забава: с гиканьем раскатывать на танках по беззащитным городам Европы, весело давить всяких чехов и венгров, бормотавших про какие-то свободы. Откуда мы знаем, что это такое — империя гопоты превыше всего. Танки — прекрасный аргумент к добровольному единению пролетариев в наш лагерь, и колючая проволока обязательна, чтобы все не разбежались от нашего светлого будущего. В самой мирной стране мира гранаты учили кидать с детства.

Проигрыш войны в Афганистане и капитуляция в восточной Европе скомпрометировали Политбюро по полной. Имперцы никогда не поймут, что деньги могут кончиться, штыки кончатся, с одежонкой ватной как всегда напряг, даже убогая жрачка заканчивалась — фанатикам нет дела до реальности, хотя сбор картошки всегда их поставит раком. Все наши братья-пролетарии почему-то от нас быстро разбежались, как галактики после большого взрыва, имперский народец сел на жопу и зарыдал об СССР. Танкам стало негде гулять, пришлось уже по Москве. Имперцы опять позволили горсточке демократов скинуть (сами стесняются) очередного Вождя-говоруна и подельников Политбюро. В результате появилось что-то совсем непонятное, операция по смене ориентации прошла не очень удачно, и «имперцо» до сих пор крайне возмущено. Президент-весельчак оставшегося обломка — вроде имперец: опять танки пуляют в Москве, и чеченцев мочит, как все вожди за последние 200 лет. При этом якшается с демократами и разномыслие разводит, так и перерубил сук на котором сидел и кое что себе отхватил. Настоящему имперцу пофиг, кого ненавидеть, пофиг, кого мочить, кого назначит Вождь, того и будут мочить, главное — единодушно мочить, как цепные шавки по команде. У него — инстинкт, поэтому он ненавидит разномыслие, оно ослабляет империализм, больше всего он дрожит от страха и ненависти, увидев свободного русского человека, только любит сны о бывшей империи. Любой русский антифашист, кому не нравится война, само собой самый главный враг убогой империи и неважно, что оппозиция — это прогресс, что это — реальная забота о благе народном. Оппозиция не понимает саму душу народную, не может прорваться сквозь дебри непонимания, поэтому легко может быть уничтожена — какие еще народные митинги и протесты у овощей, которых едят бояре. Найти демократа в России тоже, что засунуть руку в мешок с гадюками и вытащить ужа.

Read more... )



Александр Демидов


evgen_gavroche: (я)

Иван Грозный – фигура матричная. Именно он предопределил «наше все»: тип государства, характер его взаимоотношений с народом, с внешним миром и даже «с Богом». Если и можно говорить об «отце-основателе» России, заложившем все ее культурно-государственные параметры, то это, конечно, Иван Грозный. Спор о Грозном – это спор о самой России, о ее ценностях и смыслах. Это спор о нашем прошлом, настоящем и, главное, будущем.

Чтобы, лучше понять Грозного, надо рассмотреть, наследником кого и чего он выступал в качестве носителя власти. Грозный наследовал Москву – чтобы стать ее квинтэссенцией и знаменем. Что же такое Москва? Почему она стала «собирательницей русских земель»? Да потому что пользовалась своим исключительным политическим положением, которое пожаловала ей Орда. Москва выполняла грязную работуоккупационной ордынской комендатуры на русских землях. При этом, опираясь на Орду, Москва упорно, без спешки, подминала под себя другие русские государства, насаждая на Руси совершенно невиданные досель порядки – те самые, что московские князья усваивали в ханской ставке. Когда Сарай ослабел, Москва заняла его место в качестве нового центра власти. Это и стало началом России.   

Весьма важная деталь, красноречиво говорящая о положении Москвы в период ее становления и об отношении к ней остальной Руси. Л.Н. Гумилев признает: «Оппозиция Москве четко зафиксирована и в литературных памятниках. Так, В.Л. Комарович, рассматривая Китежскую легенду, показал, что слово “татары” использовалось в ней в качестве цензурной зашифровки. Под “татарами” в легенде подразумевалась… Москва, которая, захватывая город за городом, устанавливала в них новые порядки, очень неприятные для ревнителей старины». Такой взгляд на Китежскую легенду помогает осознать еще и вот что. В глазах новгородцев, тверичей, рязанцев, суздальцев московские коллаборационисты, постоянно давившие своих вместе с Ордой, были политически неотличимы от татар, как говорится, до степени смешения. Вся Русь помнила, как Юрий Московский и его брат Иван Калита в союзе с татарами опустошали тверские земли, Рязань, Смоленск… 

Итак, активное становление российской государственности, начавшееся в конце XV века при Иване Третьем, деде Ивана Грозного – это, по существу, проекция прежней политики Москвы как ордынской оккупационной комендатуры. Суть этой политики – насаждение на Руси принципиально нового цивилизационного типа, основанного на восточном деспотизме и антизападничестве. Именно эти главные составляющие легли в основу российской государственности, предопределив ее дальнейший генезис. В свете сказанного становится понятной суть конфликта Москвы с демократическим Новгородом. Это не конфликт центра с «сепаратистами», это конфликт разных цивилизаций – российской и русской.

Москва захватила и оккупировала Русь – вот отправная точка осознания происхождения российского государства и понятия Россия. А также отправная точка понимания феномена Ивана Грозного. Лишь осознав политику Грозного как последовательную политику оккупанта можно разгадать «тайну» этого властителя. Лишь вникнув в природу российского государства как государства-оккупанта, типологически неизменного в течение веков, можно понять, где мы живем, и что с нами происходит.

Эпоха Грозного – это эпоха окончательного, можно сказать, большевистского подавления Руси Россией. Московское царство, эта громадная оккупационная комендатура, радикально выступила против остатков ненавистной «старины». Цель политики царя Ивана: окончательно сделать «ордынскую традицию традицией внутренней», «национальной особенностью» (В. Новодворская). Грозный решил, по выражению Ю. Афанасьева, раз и навсегда «соскоблить по живому» с русской земли остатки домонгольского европейского уклада вместе с его носителями. Для этого требовался специальный, небывалый еще аппарат террора и подавления – предтеча ЧК. Им и стала опричнина (1565 г.). Никакой «загадки» в ее появлении нет. Опричнина – прямое порождение оккупационной сущности феномена Москвы.

Суть раздела страны на опричнину и земщину становится ясной, если вспомнить слова Н. Костомарова о том, что земщина «представляла собой как бы чужую покоренную страну». Более того: сразу после раздела страны на указанные части Грозный взял с земщины «контрибуцию» в размере 100 тысяч рублей – на опричные нужды. Историк В.Б. Кобрин пишет: «Чтобы представить себе, что означала в XVI веке эта сумма, можно вспомнить, что село с несколькими деревнями продавали за 100 - 200 рублей. Вклада в монастырь в 50 рублей было достаточно, чтобы вкладчика и его родных поминали ежедневно до тех пор, пока “бог велит сей святой обители стояти”. За 5 - 6 рублей можно было купить шубу на куньем меху. Годовой оклад денежного жалованья служившего при дворе человека невысокого ранга равнялся 5 -10 рублям, а 400 рублей - это был самый высокий боярский оклад. Таким образом, 100 тысяч рублей составляли гигантскую по тем временам сумму. Естественно, платили деньги крестьяне и посадские люди; эти средства буквально выколачивали из них». Как  видим не только Петр Первый и товарищ Сталин выколачивали из крестьянства ресурсы на «модернизацию»…

Типологически опричник – это новый вариант ханского баскака на русской земле. Да и сам царь – это типологически хан. Причем Иван Грозный в полемике с Западом открыто обосновывал легитимность своего титула преемственностью с ордынскими «царями», как именовали на Руси ханов. Кстати, по матери, Елене Глинской, Грозный, как известно, был потомком Мамая – очевидно, это дало повод Стефану Баторию упрекать Ивана в том, что тот «кровью своею породнился с басурманами»…

Read more... )


Внизу: кадр из к/ф "Царь".


evgen_gavroche: (я)


Когда на частных кухнях шлакоблочного элитного девелопенга, в курилках оппозитных и «путриотически настроенных» редакций, в кулуарах больших и малых партий закипает спор о возможных лидерах, это, как правило, спор не о людях, но о товарах – лидерах сезонных продаж: смартфонах, стиральных порошках, автомобилях и яхтах, которые многие из спорящих никогда не видели и не увидят живьем никогда.

Когда разговор возвращается к людям, наступает консенсус – лидеров в современной России трое.

Один национальный (бестселлер), он до 2018 года так или иначе уполномочен, ведь выборы так или иначе прошли, с подтасовками и приписками, но принято считать, что Путин справился бы и без них. А еще многими принято, вместе с банкой пивного напитка, что если Владимир захочет, то и до 2030 года править будет, возможно посмертно, ибо есть в наших березовых палестинах и современные 2-НА (На-На) технологии и уйгурские шаманские техники пробуждения духов. И есть еще ядерный чемоданчик, ведь многие хотят верить, что окружающий мир не стоит даже одной слезинки стареющего ребенка – мужчинки, расплакался на митинге в свою честь в далеком 2012-м. Слишком много слов получилось о человеке, который ничего из себя не представляет. Зато это очень по-человечески – многословить о вещах и людях, не заслуживающих внимания.

Второй лидер – Михал Михалыч Касьянов. Не простой лидер, а лидер списка. На выборах в ГД от оппозиции. Лидер списка. Не добавить и не убавить. Хотя нет. В рамках кампании «Волна перемен» ММК посетил 6 февраля сход дальнобойщиков в Петербурге, но по причине малого количества митинговавших (приблизительно 1 рота стройбата) предпочел не выступать, а только внимательно осмотрел всех и каждого из окна персонального автомобиля.

Третий лидер – Алексей Навальный – определенно запасной намбер ван на случай того, что называют перезагрузкой. То есть в некотором смысле запасная программа. Говорит складно. Пишет о коррупции. Мыслит широко, иногда шире, чем надо. Много знает о шубах, о чайках. Может отличить бутерброд от Крыма. Хотя с определением аннексии Крыма с агрессией в отношении Украины дело обстоит сложнее – назовем это программный «бак». Зато мужественен. Часто бывает небрит, оттого нравится журналисткам и некоторым журналистам.

Что ниже?

Тающий озоновый слой волонтеров.

Волонтеры, к слову, как политическая конкуренция не воспринимаются, скорее как сектанты, бесплатные гастарбайтеры-нелегалы, расклейщики стикеров, раздатчики буклетов, массовка на митинге, биоматериал для отработок ОМОНа. С волонтерами большие политики не церемонятся: попал в автозак – выбирайся сам, нарвался на срок – надо быть осторожней. К волонтерам отношение классическое: бабы еще нарожают.

А что еще ниже? Там, куда не проникает даже случайный отблеск софитов. Там как будто бы пустота. Но позвольте, на этой одной восьмой части суши 140 миллионов между прочим худо-бедно живет. А впечатление, что нет никого.

Read more... )
Виталий Щигельский
evgen_gavroche: (я)


Российское общество сверху донизу поражено футорофобией — безотчётной боязнью будущего. Дело не только в том, что официальная идеология или, точнее, пропаганда не способна предложить никакой позитивной стратегии развития и образа будущего, а обыватель всеми силами своей инфантильной души тщится усидеть в вечно длящемся настоящем, вернее, в «жирных» и «стабильных» нулевых. Авось, пронесёт, авось как-нибудь наладится. Обыватель тем и отличается от человека рефлексирующего, что способен отмечать в окружающей жизни лишь количественные изменения, которые ему почему-то представляются обратимыми. Качественные же изменения для обывателя непостижимы и непредсказуемы. Не то, чтобы он вовсе их отрицал, нет. Он лишь уверен в том, что они происходят «где-то там», вдалеке от его жизненного мира, в каком-то ином измерении. В последние годы российские власти на славу постарались, чтобы сблизить измерения большого социального мира и жизненного мира обычного человека. Сближение это породило в общественной атмосфере нарастающее чувство тревоги. В воздухе будто разлито ощущение скорого краха, обвала, катастрофы. Иссякают последние психологические резервы терпения и благодушия. Всё чаще вспоминают, что подобного масштаба кризис имел место в России сто лет назад.

Проблема кризиса, однако, более глубокая, и связана с включённостью современной России в два уровня кризиса: глобальный и локальный. Кризис глобальный, так или иначе, охватывает всё человечество, и вызван завершением большого исторического витка, финальный этап которого был отмечен 500-летним доминированием западной цивилизации. В орбиту глобального кризиса в разных качествах и позициях вовлечены все цивилизации-участники культурно-исторического процесса в большом историческом времени, в том числе и Россия. И хотя рассмотрение России вне мировых процессов является часто допускаемой ошибкой, глобальный уровень оставим в стороне; он требует отдельного и специального разговора.

Локальный же уровень кризиса порождается внутренними причинами, проистекающими из собственно российского культурно-исторического опыта. Анализ обстоятельств этого кризиса, равно как и трезвый взгляд на исторические перспективы требует интеллектуального мужества. Необходимо ясно ответить себе на вопрос: хотим ли мы пребывать в комфортных и успокаивающих мифах или всё же готовы смотреть правде в глаза и принимать факты, сколь бы нелицеприятны они ни были? О чём здесь идёт речь? Не имея возможности приводить должные обоснования, попробую набросать их в предельно сжатой тезисной форме. Не стану также останавливаться на краткосрочных политических конъюнктурах, событиях, персоналиях: они, говоря словами Ф. Броделя, не более чем пена на волне истории.

Кризис, вызванный внутрироссийскими причинами — это не кризис роста, а кризис конца. Русские как имперский этнос уходят с исторической арены и вместе с ними уходит и та культурно-цивилизационная и государственная модель, которая формировалась, по меньшей мере, с 14 в. и на основании которой сложилось то, что называют русской системой, русской матрицей и т.п. терминами. Осознавая это тревожное обстоятельство, следует избавиться от наивной иллюзии, что жизнь общества можно в любой момент начать с чистого листа, стоит лишь поменять условия. Наблюдения за тем, как попытки поменять условия и свернуть с имперской колеи неизменно проваливаются, должны, в конце концов, привести к адекватным выводам. Не нравится слово ментальность — не произносите его, но суть от этого не изменится.

Империя — в точном и узком понимании — это не просто страна, осуществляющая успешную захватническую политику. Подлинная империя — это всегда глобальный идеократический проект мироустройства. Здесь Россия выступает наследницей не только СССР и Российской Империи, но и Византии, Османов, Арабского халифата, императорского Рима и ряда других менее полноценных, заметных и долговечных имперских проектов (империи колониальные в эту группу не входят, они — другое). Из опыта истории нетрудно заключить, что все имперские (идеократические) проекты, независимо от привходящих исторических обстоятельств, проходят сходные фазы жизненного цикла:

— период импринтинга, когда формирующийся этнос обретает культурную идентичность на основе освоения той или иной идеократической доктрины,
— период «пассионарного взрыва» (по Гумилёву), отмеченный бурным демографическим ростом, политической, военной и территориальной экспансией, максимальными возможностями внутреннего усложнения и широким развитием социальных специализаций,
— достигая на этом пути некой наивысшей точки, империя останавливается. Обычно это бывает отмечено первым крупным или знаковым военным поражением. Далее империя начинает глобально отступать: временные тактические успехи этой тенденции не отменяют. Военные же поражения происходят не случайно, а оттого, что империя исчерпывает свои возможности ассимиляции инокультурного (иноэтнического) материала. Проще говоря, пожирающая всё вокруг себя амёба перестает расти, ибо не может бесконечно растягиваться,
— период отступления, при всех кратковременных попятных движениях, неизменно завершается коллапсом и гибелью.

Геополитический формат империи схлопывается, имперский этнос либо полностью вымирает, либо растворяется в волнах «пришлых» людей, утрачивая экзистенциальное единство и имперскую идентичность. Она утрачивается в последнюю очередь, когда всё остальное уже утрачено. Описанный алгоритм повторялся в истории неоднократно, и именно его завершающую фазу мы сейчас и наблюдаем в России. Русские как имперский этнос переживает ускоренную депопуляцию, которая, помимо исчерпания имперского проекта как такового, стимулируется ещё одним специфическим обстоятельством. В биполярной российской картине мира полюсу райского идеала, в который должен мгновенно преобразиться презренный дольний мир, противостоит полюс мироотречения: презрения и ненависти к миру, человечеству и самим себе. После того, как последняя идеократическая доктрина — коммунистическая, обещавшая скачок в рай, приказала долго жить, свет в конце тоннеля погас окончательно. Русский человек остался один на один с погрязшим во зле и грехе миром, исправление которого невозможно в принципе. Отсюда неизбывная тоска, неприкаянность, чувство бессмысленности существования и, как следствие этого, прогрессирующее пьянство, наркотизация и тупая безотчётная злоба на весь остальной мир, не желающий «жить по-нашему», а в подкорке — за то, что он не страдает русскими комплексами. Именно они, эти комплексы и есть расшифровка иероглифа пресловутой «духовности» и одновременно разгадка «таинственной русской души», бесконечно нацеленной на нечто грандиозное, вселенское и заведомо неосуществимое. Дополнительный штрих к расшифровке иероглифа «духовности» — мораль добродетельного раба, боготворящего начальство и целующего бьющую его начальственную руку в экстазе умиления и благодарности за то, что рука эта пока не убила его совсем.

Нынешний имперский декаданс не только не способен выработать новую идеократическую доктрину, но даже и поддержать её традиционные идеологические обоснования. Напротив, под окончательно сброшенными масками открывается архаическая стихия господства, не достигаемого ничем иным, кроме голого насилия. А это не может длиться долго и заведомо обречено на скорый провал. За любым шовинистическим психозом должно стоять каое-то положительное содержание. А его нет, и взять его неоткуда. Клептократия идейно бесплодна.

Read more... )
Лука Радищев

evgen_gavroche: (я)
Вы помните, с чего всё начиналось? Путин начинался со второй чеченской войны. Эта война, вкупе с прогремевшими в Москве и Волгодонске взрывами, стала инструментом прихода Путина к власти. Вспомним, что она пробудила, эта война. Она пробудила имперский национализм и шовинизм, представление об империи как о безусловной ценности. Именно на гребне таких настроений пришёл к власти Путин. Надо ли удивляться, что спустя пятнадцать лет всё кончилось войной с Украиной, аннексией Крыма и безумием противостояния с Западом?

Я скажу ещё проще, жёстче и понятней: Путин пришёл к власти на патриотизме. Именно при помощи патриотизма Путин смог повернуть страну в прошлое. Именно на массовом патриотизме Путин основал свою кланово-воровскую систему, одержимую наживой, потерявшую чувство реальности и возмечтавшую об имперском реванше. И данное обстоятельство многое говорит о природе этого патриотизма.

Путин и путинизм наилучшим образом иллюстрируют слова Льва Николаевича Толстого:

Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм.

Эти слова имеют прямое отношение прежде всего к России. В других, цивилизованных, странах официозный патриотизм облагорожен гуманизмом и демократическими традициями; в противовес ему существует сильное гражданское общество, самоуправление, укоренённые, прочные представления о ценности личности и её автономии, о правах человека. Именно в России (ну не считая, конечно, Китая и Северной Кореи) госпатриотизм имеет особо опасный, пещерный характер.

Чем благословлялся и оправдывался захват Крыма? Патриотизмом. Чем благословлялся и оправдывался угар «Новороссии»? Патриотизмом. Благодаря чему рос рейтинг Путина, укреплялась коррупционно-паразитарная власть его клана? Благодаря чему этот клан мог богатеть, сколачивать состояния? Благодаря примитивному, одноклеточному патриотизму большинства, пробуждённому чувству «гордости» за Россию, которая усилиями Путина «встаёт с колен».

Я скажу даже проще, чем Толстой: патриотизм — это довольно примитивный, но мощный инструмент, при помощи которого «элита» управляет «быдлом» в своих интересах. Патриотизм в своей сути лжив, циничен и двуличен. Взять опять же нынешнюю Россию. Дочь Путина свободно ездит по всему миру. В кругу её общения — голландцы, немцы, итальянцы, канадцы, англичане, шведы. Она ценит западную культуру, не стесняется иметь среди знакомых представителей сексменьшинств. В общем, нормальный стиль жизни современного человека. Но для основной части населения своей страны, для массового внутреннего пользования Путин выдвигает совсем иные «ценности»: неприязнь и даже ненависть к Западу, «православное» мракобесие, шовинизм и гомофобию — эдакий забористый, сивушно-вонючий патриотический «коктейль» для «быдла». Оно и понятно: дочку Путин любит, а мы для него — всего лишь объект властвования, «стадо», которое «должно резать или стричь».

Патриотизм воняет оружейной сталью и казармой, он закодирован на производство и воспроизводство пушечного мяса. Он оснащён красивыми словесами, целой культурой, призванной принарядить, приукрасить этого динозавра. На него работают, им кормятся художники, писатели, журналисты, музыканты, актёры, наконец, попы, сии наиболее опасные слуги государства, эксплуатирующие самый чувствительный аспект нашей личности: человеческий страх перед смертью. Попы театрально отпевают «павших за Отечество», благословляя государство на новые войны, на новые убийства, тем самым зарабатывая у властей новые храмы, поддержку, положение.

Август-91-го был погублен не отсутствием люстрации, не сохранением КГБ, а содержимым массовых мозгов, прежде всего — русским патриотизмом. Имперская власть всегда обращалась к русскому патриотизму, как к палочке-выручалочке. Так было во время Первой русской революции, когда власть противопоставила освободительному движению Чёрную Сотню. Так было во время перестройки, когда демократам противопоставлялись патриоты — от «Памяти» до «Нашего современника». Сейчас эту схему использует путинская реакция, противопоставляя большинство возможному «Майдану». Русский патриотизм — всегда охранительный, консервативный, всегда государственнический и милитаристский, всегда ориентирован на сильную власть, на царя; так он заряжен исторически. Таким он создавался правящим классом крепостников для мужиков, одетых в солдатскую форму. Так было при переходе Суворова через Альпы, во времена Бородино. Таким русский патриотизм перешёл от царей к Сталину, а от него — к Путину.

Русский (он же государственный) патриотизм — вещь удивительно стойкая и при этом, как уже сказано, реакционная, поскольку зиждется на имперских ценностях, на имперской концепции истории, на представлении о России как империи. Человек может считать себя каким угодно либералом, европейцем, но в один прекрасный момент русский патриотизм развернёт его против независимой Украины, Грузии, Прибалтики, сделает «крымнашистом», сторонником «новороссии», ненавистником «гейропы». В парадигме русского патриотизма не только Крым — «наш», но и Киев — «наш», а ещё также и Таллинн, Рига, Вильнюс. Русский патриотизм весь пронизан фантомными болями Российской империи и СССР. Его гримаса — гримаса ненависти и боли.

Нейтрализовать матрицу русского патриотизма могла бы реформа Российской федерации, предложенная Ельциным в начале 90-х: она предполагала, в дополнение к уже существующим национально-государственным образованиям, создание в составе РФ семи русских республик (Дальний Восток, Сибирь, Урал, Поволжье, Центральная Россия, Южная Россия, Русский Север). Регионализация русского народа вызвала бы распад «большого», общегосударственного русского патриотизма и зарождение патриотизма альтернативного, регионального: неагрессивного, свободного от имперской «кармы», основанного на демократии и местном самоуправлении. Следовало пробудить в русских вкус к региональной идентичности и региональным брендам. Таким образом, весьма опасный фактор политической реакции был бы нейтрализован. Вырвать у патриотизма имперские клыки — вот что требовалось. Но увы, увы: ельцинские демократы недопоняли, что первоочерёдной, главной является революция сознания, революция ценностей и смыслов, а уж потом — революция политическая и экономическая. Все буржуазные революции Запада происходили именно в такой последовательности: сначала менялось представление о личности, о её достоинстве, о мире, а уж затем менялся сам мир.

Конечно, путинизм сильно укрепил, активизировал мифологию имперского русского патриотизма. Однако не исключено, что под воздействием возможных социально-политических кризисов она снова, как в начале 90-х, даст трещины. И тогда идеи перестройки федерации, идеи переформатирования патриотизма на региональной основе могут оказаться востребованными. Несомненно, что перемены начнутся с трансформации массового сознания, с распада прежних мифов, стереотипов и архетипов. Именно это и будет признаком начала буржуазно-демократической революции: прежние ценности как бы зависнут в воздухе и начнут в нём растворяться.

Новая русская личность, невосприимчивая к имперским бредням, ко всему феодально-имперскому, тоталитарному наследию — именно она должна стать гарантом революции, гарантом глубины и необратимости перемен. Революция Достоинства — такое название получила победа киевского Майдана; вот и у нас всё начнётся только с пробуждения достоинства, с изменений этического плана, с отказа от хамской имперской гордыни, ложных обид на соседей, дикарского культа силы. От официозного, «федерального», зоологического патриотизма, окутанного «православными» воскуреньями. Вот когда от него начнёт тошнить — пусть не всех, но хотя бы многих — тогда и появится надежда. Надежда на гуманистическую Революцию Достоинства, предполагающую освобождение от пещерного наследия и прорыв в современный мир.
evgen_gavroche: (я)


Вот вы всё брюзжите, все вам режим не нравится, а между тем, если бы не «проклятущий» режим, то вы бы сегодня не разбирались во множестве интереснейших научных тем, как например:

— что такое полоний, каким бывает, где производят, какова токсичность.

— особенности баллистики и аэродинамики: какие ракеты, на какой высоте и какие объекты, с какого ракурса могут сбивать.

— генетические, исторические и культурные различия близрастущих народов (причем, различия — вплоть до заправки борща)

— о роли цены на нефть в бюджете и политике стран, сидящих на нефтяной игле (т.е. экономика, финансы, политтехнологи)

— тончайшие нюансы международного права, пункты и подпункты международных договоров последних ста лет.

— все варианты манипулирования общественным сознанием через СМИ — с последующими социальными психическими расстройствами (кто бы из вас просто так стал читать труды Бехтерева?)

— самые невероятные коррупционные схемы с последующей отмывкой денег и переводом их за рубеж любимой Родины (т.е. еще и следственные действия осваиваете, не тратя 4-5 лет в юридических институтах).

Наконец, благодаря режиму и его желанию отвлечь вас, вы познали массу несказанно полезной информации об опасностях «радикального гомосексуализма» и о фольклоре древних скотоводческих племен пыльной пустыни, которые должны помочь нам в борьбе с проблемами от нефтяной иглы, баллистики, коррупции, лицемерной дипломатии и т.д.
Евгений Понасенков

Profile

evgen_gavroche: (Default)
evgen_gavroche

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios