evgen_gavroche: (я)

Уже то, что президент Путин был вынужден перенести свою пресс-конференцию из-за участия в похоронах убитого в Турции российского посла, должно было бы навести и самого главу государства, и журналистов на мысль о том, что России предстоят непростые времена. Зверская расправа с Алеппо, которую весь мир наблюдал на телевизионных экранах, не просто подняла градус ненависти. Она разбила термометр. Убитый дипломат - всего лишь первая жертва этой ненависти. Россия, русские сегодня - настоящий враг мусульманского, точнее говоря, суннитского мира.

Я сознательно пишу "русские", а не "россияне" - просто потому что в стрельбе по группе лиц чеченцу или буряту будет проще оказаться вне зоны поражения, чем русскому, на него эта ненависть направлена не будет. C другой стороны, я прекрасно понимаю, что сам при определенных обстоятельствах могу оказаться внутри этого круга ненависти, как и любой этнический украинец или этнический белорус. Владимир Путин, президент чужой страны и враг наших народов, и нас сделал заложниками этой ненависти.

Поэтому не надо искать в моих словах злорадства или стремления разделить Россию на составляющие. Погибать за Алеппо будем все вместе - тем более если причиной нашей смерти станет не выстрел, а бомба, которая уж точно не будет разделять по национальности и гражданству. И эта бомба может быть взорвана отнюдь не только в вагоне московского метро или в ночном клубе в Питере. Она может быть взорвана и в баре в Анталье, и в культурном центре в Париже - да где угодно. Смерть теперь будет ходить за россиянами по пятам. И никакие спецслужбы их от этой смерти не защитят. Путинские спецслужбы заточены на защиту от собственного народа, а не от чужих мстителей.

Но вряд ли Путин способен отдать себе отчет в том, в какую кровавую бездну он погрузил Россию. Нет, сегодня он привычно войдет в образ императора, выслушивающего челобитные от подданных из провинции. Все собравшиеся в Кремле будут жить ощущением праздника и будущего успеха. Разве год был плохим? Освобождение Алеппо от террористов, победа Трампа, предвкушение новых побед сторонников России на Западе, возможная отмена санкций. А там и Украину нам отдадут - и заживем в единой великой державе.

Не выйдет. Удел России после Алеппо - ненависть, кровь, смерть и бедность. Не только в Алеппо, конечно же, дело. Уничтоженный город просто стал символом нравственного и политического падения Российской Федерации. Да, поведение Запада, который в очередной раз оказался неспособен остановить массовое убийство, тоже не выглядит прилично. Но у Запада - при всей его трусости и непоследовательности - есть деньги. А у России - при всей ее решительности и жестокости - денег нет.

Трамп или Фийон могут отменить санкции против России. Но они не вернут здравомыслие Путину. Они не вернут цены на нефть на уровень, необходимый для выживания маргинального режима. Они не вернут профессионализм в кабинеты российских министров и прочих деградировавших царедворцев. Они не защитят россиян от террора. Россия может быть окружена доброжелателями и полезными идиотами со всех сторон - но ее режиму все равно не выжить, как не выжить онкологическому больному, окруженному со всех сторон заботливыми родственниками и внимательными сиделками.

Ведь опухоль - она внутри России, а не вне ее.

Виталий Портников

evgen_gavroche: (я)

Появление памятника Ивану Грозному в Орле – это, конечно, символ. Думать, что это местные власти решили выпендриться и поставить в центре старинного русского города памятник его основателю – это примерно то же самое, что считать, что Сергей Эйзенштейн решил снимать фильм «Иван Грозный» по собственной инициативе. Кстати, это соотношение – между великим фильмом и карикатурой на лошади – это примерно пропорция злодейства между Сталиным и Путиным. Сталин был не меньшим чудищем, чем сам Иван Грозный – но он понимал, что его злодейство должно оставлять после себя такие приметы, от которых никто не сможет отмахнуться просто так. Решив, по сути, канонизировать Грозного, вождь обратился к Эйзенштейну – и хоть сам Сталин в результате остался не доволен результатом, во всяком случае во второй части фильма, но мы получили гениальную анатомию зла. И режиссерская работа Эйзенштейна, и великолепные работы русских актеров старой еще школы – все это пережило свое время и еще переживет. Другое дело, что сталинское представление об Иване Грозном эта работа не отразила. Отразила – эйзенштейновское. А Эйзенштейн точно понимал, где добро, а где зло – и перепутать эти две субстанции мог разве что на словах, но не в кадре. Сталин не мог этого не понимать. Но он, как сущий дьявол, не страшился восприятия себя как зла.

А Путин – мелкий бес. Как свое политическое безумие он вначале впихивает в блудливый рот Жириновского, а потом повторяет пережеванным, так и с памятником Грозному был использован малахольный губернатор и дремучая провинция – чай, не Москва. Но он плохо маскируется, потому что к нему апеллируют не только малочисленные оппозиционеры, возмущенные тем, что власть не хочет ограничиваться возвращением Сталина, что ей теперь и Грозного подавай. Но и придворные эксперты, кормящиеся с его рук, практически единогласно поддержали страшный памятник и сейчас соревнуются между собой, кто интереснее оправдает необходимость появления орловского истукана, зачем он вообще нужен и почему именно сейчас. Читать эти изыскания рабов – сущее удовольствие. Тут и собиратель земли русской, и борец с “новгородской олигархией” (ничего не напоминает?), и последний Рюрикович – такой родовитый, что никаким Романовым с ним точно не сравниться, и достойный продолжатель великой династии и…И вообще совершенно неясно, почему только в Орле? Почему в Москве до сих пор нет памятника такому выдающему государственному деятелю, настоящему герою, оболганному империалистами и романовскими историками-фальсификаторами?

Не сомневайтесь – будет! Но зачем? Ведь нужно понимать, что в авторитарных странах никогда не ставят памятники прошлому, но всегда – памятники будущему. Фильм Эйзенштейна был таким кинематографическим памятником и действительно точно отразил то, что ждало Россию после второй мировой войны – усиление царской власти до всепоглощающего контроля за всем и всеми сопровождалось прогрессирующим безумием Сталина. Готовность к отказу от старых соратников привела к началу формирования молодой «перспективной» опричнины из людей возраста Леонида Брежнева – им к окончанию войны было по сороковнику. Сталин умер, не успев стать Иваном Грозным, но он уверенно шел по пути своего кумира – вплоть до просьбы об отречении, произнесенной им на первом после XIX съезда КПСС пленуме ЦК. Да, и безумие антисемитизма – многие считают, что Сталин, расправлявшийся с деятелями еврейской культуры, устроивший «дело врачей» и подготовивший депортацию советских евреев на Дальний Восток, подражал своему неудавшемуся союзнику Адольфу Гитлеру. Но Гитлер никогда не был кумиром Сталина, а Грозный, запомнившийся тотальным уничтожением евреев на всех территориях, которые во время войн занимало русское воинство – был.

Мы уже никогда не узнаем, как далеко по пути Ивана Грозного мог пойти вовремя скончавшийся Сталин. Но у нас есть шанс увидеть, как далеко по пути Ивана Грозного готов пойти живой и отнюдь еще не такой старый Путин. Многие черты тирана у Путина и сейчас налицо – это, прежде всего, прогрессирующий разрыв с реальностью и уменьшившиеся возможности скрывать крайнее нервное напряжение, проявляющееся в нелепой мимике лица, отсутствии контроля за частями тела, гримасничанью и развинченности. Причем надо понимать, что если подобные проявления психопатии у Грозного зафиксированы свидетелями, а у Сталина – врачами, то в случае с Путиным, благодаря телевидению все мы – невольные свидетели этой страшной и опасной для России и мира истории болезни.

Но дело не в истории болезни. Любой человек, который удерживает власть в авторитарной стране в течение длительной времени, становится параноиком – или теряет власть, третьего не дано. Дело в намерениях. Почему именно Грозный?

А потому же, почему и Сталин. Потому что не Петр I, например. Власть может ощущать грядущие экономические и социальные испытания и ей необходимо превратить страну в осажденный лагерь, выработать у населения ощущение ненависти к окружающему миру, подготовить по мере возможности к возможной массовой гибели граждан в результате военных конфликтов, социальных бунтов, политических столкновений. Власть, которая собирается править на крови, просто обязана выбить из населения все эти глупости с «окном в Европу», все фантазии на тему западничества и возможной близости целей и ценностей с американцами и европейцами. Ведь при Грозном – как, впрочем, и при Сталине – никакой Европы не было, а было ордынское ханство в чистом виде, конкурирующее за место под солнцем с другими ордынскими ханствами и, кстати, относившееся в обоих случаях к православной церкви намного хуже, чем мусульманские правители – вспомним убийство приближенными Ивана Грозного митрополита Филиппа Московского и фактическое уничтожение русского священства при Сталине, после чего – опять-таки в обоих случаях – появляется послушная «дворовая» церковь, контролируемая светскими опричниками. Но это мы выхватываем некие фрагменты из русской истории, а ведь у Путина с Грозным могут быть свои ассоциации.

Главное, впрочем, читается – приучить подданных к непогрешимости правителя. В условиях утраты доверия к государственным институциям, практически неизбежному в условиях экономического кризиса, именно правитель с опричниной должен восприниматься поддаными как последняя инстанция и последняя надежда, именно его действия и заявления – какими бы безумными они ни казались – должны восприниматься как истина в последней инстанции, именно его кадровые решения – даже если они будут касаться верных соратников – должны одобряться и восприниматься как поиск путей выхода их ситуации.

Путину нужно от Грозного помазание на царство. На Московское царство. Обращение к фигуре безумного царя – это и осознание того, что на империю Романовых сил у его государства уже нет, и ворота в непроглядный русский шовинизм, который в Московском царстве вполне уместен и спасителен. Сталин, собственно, доказал, что это можно совмещать. После победы во Второй мировой войне диктатор оказался властителем огромной территории и «сферы влияния», но именно тогда им были разбужены фантомы русского черносотенства, именно тогда правитель произнес тост за «великий русский народ», именно тогда стал издыхать большевизм – и на смену ему стала формироваться неонацистская идеология, которая станет Евангелием миллионов путиных.

Еще недавно любимым заголовком русских либералов было название статьи Михаила Гефтера «Сталин умер вчера». Но оказалось, что вчера умер Грозный.
evgen_gavroche: (я)
Россия для Путина и компании - заурядная дойная корова, эксплуатация которой позволяет обеспечить безбедное будущее...
evgen_gavroche: (я)
Зачем именно в последние месяцы президентства Барака Обамы Владимир Путин предъявил "плутониевый ультиматум", свидетельствующий об эффективности проводимой американским правительством политики? Ведь до этого ультиматума можно было утверждать, что предпринятые США меры бессмысленны, что это никакое не давление, да и даже если давление – оно совершенно никого не беспокоит, не стоит так разговаривать с Россией, нужно искать почву для компромисса. Какое значение имеет "закон Магнитского", если он касается малозначительных чиновников? Почему Путина должны волновать персональные санкции, введенные против российских руководителей после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе, если он вообще запретил выезд силовикам, запертым теперь в санаториях Сочи и Ялты? Какое имеют значение секторальные санкции, если они не касаются главных отраслей российской экономики – добычи нефти и газа? Если "антисанкции" для России – единственный способ добиться развития собственного сельского хозяйства и пищевой промышленности, так что Кремль лишь воспользовался поводом, чтобы помочь отечественному производителю?

Так утверждали многие западные политики и эксперты, подталкивающие свои правительства к диалогу с Кремлем. Так утверждали представители "большого бизнеса", совершенно не понимающие, почему из-за какого-то Крыма или какой-то Сирии они должны терять прибыли. Так утверждали представители целого ряда стран Европейского союза, требующие отмены или смягчения санкций против России в первую очередь из-за их бессмысленности. И тут вдруг оказалось, что смысл есть. Что санкции работают и доставляют российскому режиму такие неудобства, что Путин готов в ультимативной форме требовать их отмены и даже компенсации ущерба. Причем компенсации ущерба не только за санкции, но и за пресловутые "антисанкции". Но почему? Почему западные меры перестали смешить российские "Искандеры"?

На этот счет есть один простой ответ – некомпетентность. Российской Федерацией сегодня управляют люди, в принципе не способные просчитать макроэкономические последствия своих и чужих действий, а тот узкий слой чиновников и экспертов, который способен об этом рассказать, удален от трона на безопасное для правителя расстояние. Эта "зачистка от ума" в руководстве России началась еще в конце первого путинского срока, с уничтожением ЮКОСа, но после Крыма она приобрела лавинообразный характер. Рядом с президентом действительно остались люди, не понимающие, какой эффект могут произвести на страну западные санкции. Искренне верящие, что можно совместить "импортозамещение" и коррумпированную, враждебную любой серьезной частной инициативе чиновничью вертикаль.

Судя по путинскому заявлению, он начал осознавать последствия того, что происходит на самом деле. И это отнюдь не только проблемы с экономикой, катастрофически ослабленной не только санкциями и коррупцией, но и падением нефтяных цен. Это потеря Путиным функции, ради которой его вообще впустили в Кремль 1 января 2000 года, – функции гаранта стабильности интересов всей той разношерстной камарильи, которая сформировалась у подножия трона ради бесконечного потребления ресурса. Путин обещал российской элите не только больше денег, но и больше уважения, которого всегда не хватает людям, заработавшим свои состояния нечестным путем. Но в результате – уважения просто нет, а денег все меньше. В результате скоро нечего будет потреблять. В результате олигархи, чьи банки и компании еще недавно были фундаментом ельцинской и путинской России, проводят все больше времени на Западе, отмалчиваются по политическим вопросам и спешат вкладывать средства в амбициозные украинские проекты.

Могут сказать, что Путину плевать на свою роль гаранта интересов, что он уже самодержец, что это они ему должны гарантировать, а не он им. Но такого рода заблуждения стоили власти многим авторитарным правителям. Успех авторитаризма – в умении удовлетворить элиту и воспламенить плебс. Но ни удовлетворения, ни воспламенения режим предложить уже не может. И если бы Путин не понимал этого, он не демонстрировал бы так открыто своего неприятия санкций и прочих ограничений.

Означает ли это, что компромисс близок? Нет, близко другое – время возвращения в реальность из того волшебного сна, в котором Путин и верные ему силовики пребывали последние годы. Володин в Думе, Кириенко в администрации, фактическое признание опасности санкций – только первые несмелые шаги на пути к этому пробуждению. Какими будут выводы, предсказать не так просто. Но российский президент теперь знает, что его политика имеет свою цену – и эта цена может оказаться неподъемной и для его собственного будущего, и для России в целом.
Виталий Портников
evgen_gavroche: (я)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] oldgoro в Портников: Вляпаться в Алеппо

Когда год назад Владимир Путин начал операцию в Сирии, российские - и не только - медиа - были заполнены восхищенными комментариями. Какой смелый шаг! Какое неожиданное решение! Ведь совершенно очевидно, что этой своей смелостью он, изгой, ставший "нерукопожатным" из-за нападения на Украину и оккупации Крыма и Донбасса, вновь станет желанным собеседником для всех мировых лидеров, стремящихся к сирийскому урегулированию. И, конечно, вновь восстановит свое влияние. И Украину они ему обратно отдадут - лишь бы только в Сирии все утихомирилось. Лишь бы только он помог совладать с "Исламским государством"!

Каюсь, я не очень верил, что он в это вляпается. На днях наткнулся на свою прошлогоднюю переписку с одним коллегой, знатоком американской политики и ее закулисья. Еще до несколько месяцев до вторжения Путина в Сирию коллега уверял меня, что оно неизбежно, - а я отвечал, что не верю в такое развитие событий. Потому что Путин не только не решит украинскую проблему, но и приобретет сирийскую - куда более неразрешимую. Я не мог поверить, что Путин и его советники настолько недальновидны, настолько ставят тактику выше стратегии. Я ошибся.

Read more... )

evgen_gavroche: (я)
Когда советские психиатры, помогая руководству родной партии в борьбе с диссидентским движением, придумали диагноз "вялотекущая шизофрения", они даже и не подозревали, как близки были к разгадке поведения самого этого руководства. Для того чтобы лгать не краснея, чтобы придумывать истории одна другой бессмысленнее, чтобы при этом самому себе верить - нужно быть именно что шизофреником. Причем не вялотекущим.

Диагноз правителей Советского Союза в полной мере унаследовали их российские преемники. То, что мы наблюдаем в последние дни вокруг Крыма, - это никакой не заранее продуманный план, не новый Гляйвиц, не подготовка к войне. Это очередное обострение болезни. Болезни, которую сам Путин - еще когда не потерял способность к самоанализу - блестяще описал в своих беседах с Натальей Геворкян и Андреем Колесниковым. Когда говорил о крысе, которую он мальчишкой загнал в угол и которая бросилась на своего преследователя.

Эта крыса не дает ему покоя. Он помешан на этой крысе. Он сросся с этой крысой и стал ею. Только крысой он себя и чувствует - крысой, загнанной в угол и вынужденной нападать, - иначе затопчут. Это в глазах собственных пропагандистов и одурманенного населения Путин - победитель в рыцарских доспехах, поднимающий Россию с колен. Но сам для себя он все еще в том заплеванном, вонючем питерском подъезде - и буквально через мгновение на его голову опустится палка преследователя. Нужно нападать!

Судите сами. Путин был уверен, что аннексия Крыма сойдет ему с рук, а после начала войны в Донбассе Запад побежит с ним договариваться и примет все его условия, что Украина из выздоравливающего государства свободных людей вновь превратится в манную кашу под его сапогами. Но ничего этого не произошло! Аннексия Крыма так и не признана, экономика хиреет, "братва" под санкциями, Донбасс - несмотря на все уловки, заложенные им в минских соглашениях, - никак "не впихивается" в Украину на российских условиях, вместе с Захарченками, Плотницкими и прочей мразью. Все трофеи последнего времени - один Эрдоган, но он знает Эрдогана как самого себя и прекрасно понимает, что такой союзник - до первого поворота или переворота. Что ему делать в такой ситуации?

Беситься! Вот он и бесится в своей бесконечной пляске обреченного, выдумывая все новые и новые поводы для страха. Вот и появляются "украинские диверсанты", пытавшиеся то ли туристический сезон сорвать, то ли нефтебазу взорвать, - и именно поэтому, а не по какому-то другому поводу принимается решение отказаться от встречи "нормандской четверки". Хотя, казалось бы, именно на этой встрече можно было бы предъявить западным партнерам доказательства украинского коварства. Если бы только эти доказательства были.

Он теперь будет так беситься все время - пока не сгинет. Это, как доказали славные советские психиатры, не лечится. Очень важно, конечно, чтобы в этой своей злобе он не натворил ничего непоправимого - не двинул войска куда-нибудь уже не по-гибридному, а так, чтобы гробы пошли тысячами, не сбросил бомбу, накликав на Россию ответный удар, не устроил бы подданным новый 1937 год, заставив своих опричников забирать всех, кто кажется неблагонадежным - или слишком благонадежным.

Пока он еще сдерживает себя. Пока бесится скорее виртуально - ну и так, как учили в КГБ. Но надолго ли его хватит?
Виталий Портников
evgen_gavroche: (я)
Сдавшие Крым Путину политики-коллаборционисты больше не нужны Кремлю. Теперь их ждет либо забвение, либо тюрьма и ностальгия по украинскому паспорту
Среди серии кадровых перестановок и институциональных преобразований, которые были произведены президентом России Владимиром Путиным во время вчерашнего общения правителя с тверскими механизаторами ликвидация "Крымского федерального округа", конечно же, не должна потеряться.

В России часто меняются чиновники, но не так часто ликвидируются федеральные округа - тем более такие.

Создание Крымского федерального округа на территории двух оккупированных украинских субъектов - Автономной Республики Крым и Севастополя - символизировало особый статус аннексированного региона в составе Российской Федерации. Руководители "нового округа", Республики Крым и Севастополя получали в результате этого решения прямой выход на президента Владимира Путина и премьер-министра Дмитрия Медведева, отдельное бюджетное финансирование, возможность конкуренции за деньги с другими федеральными округами прямо в центре распределения ресурсов. Кроме того, были вознаграждены заслуги двух военных преступников, которые участвовали в оккупации Крыма - Олега Белавенцева и Сергея Меняйло. Первый стал представителем президента в Крымском федеральном округе, второй - губернатором Севастополя. Сегодня оба чиновника получили новые назначения. Белавенцев направляется полпредом на Северный Кавказ, Меняйло - в Сибирь. А Крым и Севастополь присоединяются к Южному федеральному округу, полпредом в котором является один из самых одиозных представителей российских силовых структур - бывший генеральный прокурор России Владимир Устинов. Тот самый Устинов, который выгнал из России Гусинского и Березовского и посадил Ходорковского. Такому Устинову никакой Аксенов нипочем.

Путинское решение означает, что никакого Крыма в российской политической жизни - и, возможно, пропаганде - больше не будет. Будет одна из бедных республик в составе Южного округа - и военная база в Севастополе. Никого не будут интересовать крымские дороги, крымские бюджеты, крымские пенсионеры и крымские туристы
На практике это означает, что "сакральный" Крым Путину и Медведеву просто надоел, как надоедает любая бесполезная игрушка. Они ездили туда, как на праздник - а благодарности и результативности никакой - крики о пенсиях, плохие дороги, разворовывание средств, наглые местные бандиты-чиновники. И трата огромных средств, которых нет. И недовольство руководителей других регионов, которые сейчас еле сводят концы с концами - почему Крыму такое особое внимание? Какой-такой федеральный округ? Сколько там живёт людей? Почему на них выделяются такие огромные деньги - в то время, как все соседние республики, края и области живут все хуже и хуже? Они же сами хотели в Россию? Вот пусть и терпят. И чего они все время попрошайничают? Зачем видеть всю эту шваль, всех этих предателей в Москве? Пусть ездят в Ростов.

В воспоминаниях балтийских коллаборационистов, которые участвовали в процессе "присоединения" своих стран к СССР в 1940 году, есть один чудесный эпизод. Когда предатели в роли руководителей своих стран приехали в Москву на сессию Верховного Совета просить о присоединении, с них чуть ли не пылинки сдували - как же, сами "главы государств", по протоколу положено. Но как только Верховный Совет проголосовал и балтийские страны стали союзными республиками, о их марионеточных руководителях сразу же забыли - зачем помнить о холопах? С Аксеновым, Константиновым, Чалым и прочим отребьем происходит тоже самое. Только постепенно.

Теперь деньги на развитие Крым будет среди других регионов России выпрашивать не в Москве, а в Ростове. Губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев не удержался и в своём микроблоге в Твиттер радостно поддержал путинскую новацию: "наконец весь Юг страны сможет развиваться комплексно. Не время жить самим по себе" И отметил: #пишусам. Это не какая-то там пресс-служба, это - крик души.

Больше не будет никакого особого Крыма! А уж как Виктор Устинов-то рад. У него столько новых клиентов - и для взяток, и для расследований, если что не так. И для посадок. Не время жить самим по себе.

Путинское решение означает, что никакого Крыма в российской политической жизни - и, возможно, пропаганде - больше не будет. Будет одна из бедных республик в составе Южного округа - и военная база в Севастополе. Никого не будут больше интересовать крымские дороги, крымские бюджеты, крымские пенсионеры и крымские туристы. Когда Поклонскую заберут истерить в Госдуму, в Крым пришлют нового прокурора, который начнёт планомерные посадки крымской "элиты" и не сомневайтесь - сядут все! А половина посаженных сразу же вспомнит о своем украинском гражданстве и отправит семьи к бандеровцам, от греха подальше.

А когда придёт время отменять решение российского президента, парламента и Конституционного суда о присоединении Крыма к России, не нужно будет ликвидировать никакой федеральный округ. Из состава Южного федерального округа просто выведут два субъекта - так, будто их там никогда и не было.
Виталий Портников

Источник
evgen_gavroche: (я)
Суетливый Николя Саркози и вальяжный Жан-Клод Юнкер наверняка ощущают себя одаренными наставниками странного прыщавого недоросля, замучившего взрослых своими нелепыми выходками - беготней по лесу с ватагой неуемных единомышленников, сиганием в озеро за старым сервизом в чем мать родила и четвертованием лягушек, которое грозит перейти в калечение соседских кошек. Взрослые уже лишили недоросля сладкого, потом вообще выгнали из-за стола, после чего он закатил жуткую истерику, отказался от их еды и демонстративно жует сорванные на соседском дереве недозревшие яблоки, называя всю эту кислятину "импортозамещением". Шалопай выглядит все хуже, глаза бегают, ноги дергаются, руки чертят что-то отдаленно напоминающее глобус - впрочем, у всех таких недорослей появляется искушение расчертить глобус. Но ему уже явно не по себе, яблоки урчат в животе, голова гудит от напряжения - и тут появляется они. Две мамзели.

Мамзельки уверены, что шалопай все понял, что он хочет выйти из ситуации, в которую сам же себя и загнал, - но, как и любой трудный подросток, хочет выйти непоротым, чтобы потом демонстрировать поклонницам нетронутый розгой торс. Они уверяют шалопая, что свои в доску, никакие не Николя и Жан-Клод, а Коля с Ваней, плохого не посоветуют, мон ами. Коля вообще советует пациенту пойти навстречу первым, просто поесть, чтобы избавиться от урчания в желудке, вызванного многомесячным потреблением всякой гадости. Ваня - тот пожестче, но и пофамильярнее. В нем нет парижской жеманности, в нем основательность зажиточного бюргера, ожидающего, что воспитуемый расплачется на широкой груди, а он благосклонно погладит его по лысеющей голове. Оставь в покое лягушек, умойся, почисти зубы от гнили, отмой руки от крови - и шагай в гостиную.

Но шалопай, кажется, и не думает раскаиваться. Если бы наши герои были бы специалистами по русской классической литературе, то знали бы, что в финале всех подобных историй недоросль либо стреляет в мамзель, либо стреляется сам. И нипочем бы не приехали.

Наш герой уверен, что мамзели прибыли постоять на коленях. Что они уже поняли: без него гостиная не гостиная, ужин не ужин, дом не дом. А если еще не поняли, то в следующей главе он этот дом подожжет, пропади он пропадом. Он не сомневается, что это они должны отменять все наказания и просить прощения. Что это им плохо, когда он режет жаб и жрет зеленые яблоки. А ему хорошо. И беготня Коли с Ваней вокруг грязного пенька, объявленного им в голодном помешательстве царским троном, только убеждает его, что он все делает правильно. Скоро и остальные мамзели подтянутся с извинениями и подарками.

Мамзели покинут загадочный Петербург с изумлением. Стреляные воробьи, они даже и не подумают, что недоросль вместе со стаей таких же чумазых оборванных пацанов с ворованными "Вашерон Константинами" на грязных запястьях не понимает, что происходит вокруг него. Они будут убеждены, что он знает что-то, что им еще неведомо и неясно, - и потому так загадочно и уверенно улыбается.

И все ближайшие месяцы они посвятят любимому занятию буржуинских мамзелей - разгадке российской военной тайны, которой, как известно, в помине нет. А есть вера недоросля в то, что пенек - это трон, уверенность пацанвы, что предводитель совершит чудо, и радостные улыбки дворни, восхищающейся удалью разбитной банды. И никакая заезжая мамзель не сможет объяснить всей этой веселой компании подельников, почему скучать в господском доме лучше, чем хулиганить по окрестностям.
Виталий Портников
evgen_gavroche: (я)

Прямая линия общения президента с благодарными гражданами - это уже ритуал и для самого Путина, и для его подданных, и для комментаторов. Каждый год глава государства усаживается у телевизионных камер - и ждет свою бабу Зину, которая пожелает ему здоровья и долгих лет жизни. А перед бабой Зиной пройдет процессия из довольных, уверенных в завтрашнем дне и величии России сограждан. Конечно, иногда у этих сограждан может быть не та елка на площади и даже вода отсутствовать - но это все Путин мигом исправит, не впервой!

Но эта прямая линия уже не была бенефисом волшебника, облетающего страну на заколдованном вертолете и разбрасывающего деньги от барских щедрот. То есть летать Путин еще может, даже и со стерхами. А денег у него уже нет, даже на участников прямой линии. И это понимание президентом своего нового статуса - неуклюжего предводителя бедных - прямо-таки выводило бедного Владимира Владимировича из равновесия всякий раз, когда речь шла об экономической ситуации в стране или просто об элементарных задержках с зарплатами - элементарных для раннего Ельцина, но не для позднего Путина. На вопросы о том, когда станет хорошо, президенту ответить нечего. Это совсем не то, что было еще несколько лет назад, когда цены на нефть росли как сумасшедшие, а он обещал, что будет только лучше и лучше.

Нет, конечно, сам президент Путин беден не так, как артист Ролдугин, растративший честно заработанные деньги на скрипки и виолончели и оставшийся без гроша в кармане. У самого Путина на себя еще есть. Но челябинцу, вопрошающему своего любимого вождя, когда будет зарплата, сказать нечего. В этом логика момента. И сколько бы Путин ни уверял сам себя и своих зрителей, что скоро уже дно будет достигнуто, а там и подъем, он прекрасно понимает, что это не так. И поэтому оказывается таким скучным. Обнищавший барин - он всегда скучен. Плюшкин - это не Манилов.

И Владимир Владимирович уже не Манилов. Об Украине - вскользь и даже как-то примирительно. О Порошенко - "Петр Алексеевич". О Сирии - не очень долго и без былого энтузиазма. О Турции - "дружественная страна". Но все равно он куда как увлеченнее и динамичнее, когда говорит об Украине, Сирии и даже Крыме, чем когда уныло тарабанит о России и об очередном рубле, который Минфин - в силу известных обстоятельств - заберет у немощных регионов.

Потому что чего о ней, болезной, говорить-то? У него все хорошо. А она утонула.
Виталий Портников,

evgen_gavroche: (я)

Опрос исследовательского центра "Ромир" показал, что 73 процента россиян больше не имеют никаких сбережений. Причем люди беднеют прямо-таки стремительно. 12 процентов опрошенных сказали социологам, что растратили свои сбережения за последние месяцы. Учитывая "схлопывание" российской экономики, можно уверенно предсказать, что уже к концу года количество россиян, у которых практически нет ничего за душой, приблизится к рейтингу поддержки президента России Владимира Путина.

Это, собственно, и есть настоящий рейтинг российского президента - блестящий результат его пребывания у власти и в особенности авантюр последних трех лет. Потому что три года назад тот же "Ромир" констатировал, что сбережения имели 72 процента россиян - то есть практически столько же, сколько не имеют сейчас. А потом были Крым, Донбасс, санкции, антисанкции, нефтяной шок, Сирия - глупость за глупостью, бедность за бедностью, и эта самоубийственная вакханалия продолжается то ли при поддержке, то ли при равнодушном молчании выживающих.

Я далек от мысли, что после окончательного исчезновения россиян со сбережениями - или с концентрацией их в районе Рублевки - рейтинг Путина упадет. Нет, не упадет, напротив: Путин станет единственным кормильцем большинства своих соотечественников - тем, кто дает надежду на завтрашний день. Но ведь так в российской истории уже было - когда последней надеждой своих нищих подданных были генеральные секретари, регулярно к тому же обкрадывавшие сограждан с помощью разнообразных денежных реформ и прочих махинаций. И ничего - любили! Если бы "Ромир" проводил свои исследования в сталинские, хрущевские или даже вегетарианские брежневские времена, мы имели бы точно такой же результат - 73 процентов нищих без уверенности в завтрашнем дне и почти 100-процентный рейтинг вождя.

Миновали жирные нефтяные годы, когда россияне впервые за послереволюционное столетие - а многие, внуки и правнуки крепостных, так вообще впервые - получили возможность хотя бы что-то накопить. Хотя бы как-то избавиться от тягостных мыслей о том, что будет, если заболеют родители, или придется помогать детям, или просто захочется поехать отдыхать не туда, куда позволяет зарплата, а туда, куда хочется. Путин всю эту недолгую и непрочную уверенность своего народа спустил в крымский унитаз как ненужное дерьмо. И теперь он опять царь бедняков, которые зависят не от своих денег, а от его милостей.

Но на месте незадачливого правителя я бы не радовался. Он ведь вместе с нами жил в последние советские годы и должен помнить, что происходит, когда у царя исчезает возможность прокорма, когда его подданные оказываются предоставлены самим себе в нужде и безысходности. Тогда в унитаз спускают уже не украденные у людей сбережения, а портреты членов политбюро.

Путин и его камарилья - это даже не политбюро. Так, мелкие жулики, неожиданно завладевшие крупными ресурсами, да так и не понявшие, что с ними делать. Поэтому режим, который кажется сегодня незыблемым, рассыплется как карточный домик в ту самую минуту, когда сбережения людей будут окончательно съедены экономическим крахом, а у государства не останется средств на регулярные выплаты. И тут думать нужно не о том, случится ли это, а исключительно о том, когда и как это случится.

evgen_gavroche: (я)
За два года после аннексии Крыма Россия сильно изменилась – это признают и сторонники Кремля, и его противники. Президент Владимир Путин не раз констатировал, что так называемое присоединение полуострова дало толчок волне патриотизма и сплотило российское общество. С другой стороны, начавшийся после этого экономический кризис нанес удар по сложившейся в России модели управления, на что указывают оппозиционные эксперты и политики.

В эфире Радио Крым.Реалии российские эксперты – политолог Дмитрий Орешкин и руководитель отдела социально-культурных исследований «Левада-центра» Алексей Левинсон – обсуждали, как аннексия Крыма повлияла на российскую политическую систему и как за 2 года изменилось российское общество.

evgen_gavroche: (я)

Тарас Шевченко родился 9 марта 1814 года в империи, только что победившей Наполеона и отстоявшей свою государственность. Эта победа - как, впрочем, и победа Советского Союза над Гитлером - означала ещё и укрепление внутренней реакции.

В Российской империи - как и по всей "реставрированной" Европе - вытравлялись любые мысли о политических и экономических свободах. К европейским окраинам империи - после появления Герцогства Варшавского и демонстрации очевидного энтузиазма польского населения - относились с особой подозрительностью.

К ненависти к полякам примешивалось "великорусское" презрение к украинцам. Поляки были хотя бы врагами, украинцы - "быдлом", продолжающим разговаривать на своём "мужицком суржике" и не желающими изучать "правильный язык". Это мнение господствовало отнюдь не только в кругах самодовольной аристократии, но и среди "демократической интеллигенции" - именно украинский язык Виссарион Белинский будет считать главным недостатком "Кобзаря".

Давление общественного мнения было столь сильным, что украиноязычный Гоголь - выходец из старинного дворянского рода - стал эталоном "петербургского русского". Ни о какой другой литературной карьере он и не помышлял.

На украинское счастье, Шевченко не был дворянином - внутренний коллаборционизм, всегда отличавший малороссийское дворянство и образованное сословие, был ему не свойствен. Он был таким, каким были - и остаются - самые обычные украинцы - достаточно открыть "Кобзарь", чтобы это понять.

От современников и потомков его отличают грандиозный талант и сила воли. Нельзя сказать, что безумная империя, в которой он жил, не понимала его опасности. Понимала. Поэтому и уничтожала - тем более, что основное время жизни Шевченко пришлось на усиление реакции. Его освободились из ссылки только после того, как империя проиграла очередную войну - Крымскую, между прочим! - и отправился на тот свет Николай І, тогдашний Путин. Но было уже поздно - Шевченко умрет через несколько лет после освобождения, умрет совсем молодым по нашим меркам человеком - 47 лет.

Только спустя десятилетия станет ясно, что подвижничество поэта помогло украинскому народу состояться и вырваться из имперского кошмара. В схватке человека и империи победителем оказался человек.

Спустя два с небольшим столетия после его рождения Надежда Савченко читает последнее слово в суде ростовского Донецка - идиоты-судьи даже не задумались о том, какую историческую параллель они провели, решив перенести заседание.

Современники - в особенности адепты умирающей империи - могут предъявить к ней те же претензии, что и к Тарасу. Она упряма, не рациональна, она верит в силу слова и сопротивления. Она отстаивает то, что кажется им смешным - какую-то Украину, какой-то украинский язык, какую-то свободу. Ради победы она готова к самопожертвованию.

Но разве маленький человек может выиграть у системы? Эти ограниченные люди живут всего лишь на части территории своей бывшей империи, но как и французские аристократы, возвращённые к власти во время рождения Шевченко, ничего не поняли и ничему не научились.

И самое главное, чего они никогда не смогут понять и усвоить - и поэтому погибнут - свободный человек всегда побеждает империю рабов. Всегда.
Виталий Портников

evgen_gavroche: (я)


22 июня 1911 года в Киеве по подозрению в убийстве Андрея Ющинского был арестован приказчик кирпичного завода Менахем Мендель Бейлис. В этот день правосудие в Российской империи завершилось - чтобы уже никогда не воскреснуть. Конечно, можно было бы привести и другие впечатляющие примеры огрехов этого правосудия в той же царской России. Но все же в большинстве случаев людей - тех же народовольцев, эсеров, социал-демократов и других революционеров - осуждали за реально совершенные ими поступки, квалифицировавшиеся как преступления. Дело Бейлиса было уникально даже не тем, что подозреваемый - а затем и подсудимый - никакого убийства не совершал, а тем, что это было известно заранее. Что Бейлиса арестовывали не ради расследования убийства Ющинского, а ради "государственной надобности", политической целесообразности. И это понимали все - власть, суд, прокуроры, эксперты, журналисты, общество. Каким-то удивительным образом этого не поняли присяжные, простые украинские крестьяне, которым было поручено осудить Бейлиса. И он был оправдан.

В Советском Союзе и путинской России таких сбоев уже не будет. Мало кто станет воспринимать всерьез обвинения, выдвинутые против участников многочисленных показательных процессов - вначале врагов советской власти и "классово чуждых элементов", а потом и против создателей и руководителей самого режима - начиная от Каменева и Зиновьева в 30-х и заканчивая Вознесенским и Кузнецовым в 50-х. Никаких преступлений не совершали уничтоженные режимом еврейские писатели и общественные активисты. Никого не убивали подозреваемые по делу врачей, уцелевшие только благодаря своевременной смерти главного вурдалака. Никого не насиловал Вячеслав Чорновил. Не передавал никакой шпионской информации Натан Щаранский. Не совершал никаких экономических преступлений Михаил Ходорковский. Никого не убивала Надежда Савченко.

Это трагический список. Я привел только избранные примеры, а ведь их можно множить и множить, доводить до сотен тысяч, до миллионов, издавать "белые" и "черные" книги - и тогда уже не хватит никаких статей и никаких слез. Ужас Российского государства не в том, что оно суровое, несправедливое, не в том, что оно жестоко карает за преступления или считает преступлениями действия, которые в цивилизованных странах не являются поводом для преследования. Ужас в том, что оно в наше время, в наше столетие, которое воспринимается в качестве первого столетия торжествующего правосудия, постоянно судит и осуждает невинных - и об этом знают все. Судьи, прокуроры, адвокаты, журналисты, граждане - ну буквально все. Тот, кто говорит, что не знает, - притворяется, как притворялись жители немецких городов, в окрестностях которых находились концентрационные лагеря. Потому что о таком лучше не знать. Лучше с изумлением вглядываться в кадры узников концлагерей, как делала это Лени Рифеншталь, подвергнутая союзниками столь отвратительной пытке. Россия вся как коллективная Лени Рифеншталь. Вглядывается - а потом отворачивается, до следующего мерзкого процесса.

Кстати, о немецком правосудии. Когда гитлеровцы устроили процесс над невиновными "поджигателями Рейхстага", болгарскими и немецкими коммунистами, суд не смог доказать их вины из-за очевидно доказанного алиби - и оправдал. Гитлер сделал из этого свои выводы, придумал Народную судебную палату и похоронил правосудие. Но Лейпцигский процесс стал великолепным доказательством того, что даже в самых тяжелых условиях настоящий суд не может набраться наглости и обвинить невиновных. Тогда что же такое российский суд города Донецка, от которого мы не ждем оправдания Нади Савченко - несмотря на очевидные доказательства ее невиновности? Суд или все же филиал гитлеровской Народной палаты? Тогда чем же был суд над Ходорковским и Лебедевым? Суды над узниками Болотной? Чем все это было?

Путин хочет, чтобы приговоры невинным выносил самый обычный суд, не обязательно Басманный, можно и любой другой, в котором завтра будут приниматься решения по банальным имущественным или уголовным делам. И тем самым Путин превращает все российское правосудие в один большой и бесконечный суд над невинными.
Виталий Портников

evgen_gavroche: (я)
Отныне и навсегда Донецк в мировой истории - это процесс над Надеждой.

Провинциальный российский Донецк - в центре внимания мировых СМИ, услышать последнее слово легендарной украинской летчицы Надежды Савченко сюда съехались десятки журналистов. Савченко уже - исторический персонаж, а организовавший судилище над ней закомплексованный чиновник из Кремля имеет шанс попасть в историю только благодаря этому - и подобным - процессам над нашими героями.

Предвижу саркастические улыбки как поклонников Путина, так и тех, кто продолжает верить в то, что обитатель кремлевских палат - "великий и ужасный". Просто попрошу этих людей попытаться вспомнить - без обращения к энциклопедиям - имена бургундского герцога, который выдал Жанну д'Арк французам, английского короля, принимавшего решение о ее казни или хотя бы французского короля, за которого она сражалась.

Эти звучные имена сегодня интересны разве что специалистам. И уж тем более никому не важно, что Жанна могла быть не слишком красива и не слишком женственна. Жанна на века стала символом Франции, символом свободы. Для любого человека, верящего в лучшее она - самая настоящая красавица, а ее гонители, все эти короли, герцоги и епископы, слились в одно безымянное жуткое чудище.

С Надеждой и Путиным будет то же самое. Спустя годы никто в мире, да и самой России не сможет вспомнить имени человека, устроившего этот позорный процесс. Его главное богатство - невыразительная внешность, позволившая ему стать чекистом и сделать карьеру - будет сливаться в одно целое с физиономиями Медведевых, Лавровых, Шойгу и прочих Нарышкиных - так что уже невозможно будет отличить, кто есть кто.

А по улицам маленького российского Донецка экскурсоводы будут водить приезжих к зданию суда, в котором произнесла своё последнее слово Надежда Савченко и в котором был оглашён несправедливый приговор.

Собственно, именно этот город - а вовсе не его украинский тезка - будет теперь подразумеваться, когда люди будут произносить слово "Донецк". Отныне и навсегда Донецк - это не шахты и терриконы, не "пальма Мерцалова" и не Ахметов, даже не "ДНР" и война, развязанная Кремлём в Украине. Донецк в мировой истории - это процесс над Надеждой.

Именно так в мировую историю и вошел оккупированный англичанами Руан, город судилища над Жаннной.
Виталий Портников
evgen_gavroche: (я)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] oldgoro в Виталий Портников: Путин и Рогозин разворовали Россию и с помощю Армии защищают наворованное


Запись в твиттере вице-премьера Дмитрия Рогозина о том, что российская армия "ну, может, пока и не первая, но уж точно не вторая" заставляет вспомнить извечную русскую игру со счетом - когда предлагаемая цифра означает вовсе не то, что написано. На памятнике Петру тоже написано "первому - вторая", но современники Екатерины точно знали, что уж кем-кем, а второй себя императрица не считает, и эта надпись на монументе условному родственнику должна была только подчеркнуть ее превосходство - превосходство даже в скромности, не только в монаршем даре.

Read more... )

Profile

evgen_gavroche: (Default)
evgen_gavroche

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios